На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

<<Предыдущий раздел

 

Уоррен Кинстон. Стыд. Теоретический обзор. 1983. Перевод Борисова Д.Г. (окончание)

 

Видимость, осознание, отвержение, эксгибиционизм, унижение

 

Отмечается, что стыд связан с осознанием: самосознанием и осознанием психической и внешней реальности. Осознание имеет корни в таких визуальных метафорах как инсайт (англ. insight от sight/зрение прим. переводчика) и воображение (англ. imagination от image/изображение прим. переводчика) и по большей части в визуальных переживаниях. Связь между стыдом, осознанием и видением хорошо описана в библейской истории сотворения мира. Когда Адам и Ева вкусили плод с Древа познания, они осознали свою наготу, они познали стыд и были изгнаны из Рая. Так появился человеческий род. Также и индивидуация, начинаясь с осознания отдельности и понимания своей человечности, означает потерю блаженного безответственного состояния слияния и появление стыда. Миф проясняет вопрос, кто и кого видит и осознает: это сам человек видит и осознает самого себя.

Этот вывод заслуживает дальнейшего рассмотрения. Теория стыда в рамках «социального поведения», согласно которой, быть увиденным, подвергнуться критике или быть отвергнутым другим человеком является базисным пунктом, как было сказано ранее, крайне поверхностна. Психоаналитический метод предполагает, что любой социальный сценарий рассматривается как воссоздание инфантильных фантазий или способов взаимодействия. Так, например, «другой человек» в последующей жизни может быть либо отзеркаливающей матерью для ребенка, либо частью Эго или Супер-эго. Линд, не будучи психоаналитиком, верила, что проявления стыда видны в основном своими собственными глазами и относила его к самопознанию и самосознанию.

Очевидно, что человеческая способность к самопознанию и самонаблюдению невелика (Freud, 1917); (Eliot, 1936), но психоаналитический метод основан на том, что существует возможность развить и усилить эти способности путем отзеркаливания. Линд (1958) писала «Когда вы смотритесь в зеркало, на вас смотрит некто, это не вы и в то же время это вы – это то самое чувство, которое вы испытываете, будучи увиденным и переживая стыд».

Ницше описал тщетность мести свидетелю в своей работе «Так говорил Заратустра»: самый отвратительный человек убил Господа, видевшего все; но если сверхчеловек, самое совершенное существо недосягаемо, то нет смысла убивать Бога, лучше убить стыд; только стыд, есть не что иное как ты сам. Склонные к стыду личности подвержены самосознанию, происходящему из внутреннего наблюдения; и возможно также осознают, что образы Я в процессе экстернализации могут проникнуть в психику другого. Самосознание - это не наблюдающая функция Эго или Эго-идеала, а явное присутствие образов Я (представлений о себе), относящихся к раннему опыту, в бессознательной, предсознательной и сознательной психической реальности.

Недостаточно и неправильно говорить о том, что стыд возникает, когда человек становится видимым для других и получает негативный отклик либо на самом деле, либо в воображении (Levin, 1967). Отвержение действительно присутствует в нарушенных нарциссических отношениях родитель-ребенок, но это сложный феномен, состоящий из многочисленных реакций отвержения со стороны родителей, самоотвержений, страха наказания и защит (Kinston, 1982). Во взрослой жизни переживание стыда, когда отвергается импульс, направленный на кого-либо (или когда страх отвержения присутствует в фантазиях), связан со стремлением двигаться в сторону объектного нарциссизма, чтобы исключить чувства и конфликты, отказаться от своих базовых качеств, и скорее соответствовать (ожиданиям), чем полностью осознавать межличностное напряжение.

Также и стремление к эксгибиционизму очень важно в нагруженных стыдом переживаниях, но описывать стыд в его терминах было бы недостаточно. Феномен взрослого эксгибиционизма не только инстинктивное образование, а сложная, по большей части защитная деятельность. Например, эксгибиционизм привлекает внимание, вызывает восхищение или критику, что связано с потерей Я или отрицательной самооценкой; он экстернализует образы Я таким образом, что окружающие, а не сам индивид, могут их наблюдать и осознавать; он может компульсивно повторяться, что возможно связано с насильственной для ребенка необходимостью показать что-то полезное родителям; он может быть также реактивным образованием от желания спрятаться.
Если индивид, до того, как он станет видимым окружающими, избегал самосознания путем грандиозности (инфляции Я) или объектного нарциссизма, то он натурально будет испытывать унижение.

 

Стыд, любовь и сексуальность

 

Родители могут получать огромное нарциссическое удовлетворение от своих детей, во время слияния ребенок разделяет его в полной мере и особенно интенсивно. Стыд, таким образом, связывается с самозабвением (отказом от Я), восторгом, экстазом и сексуальностью. Даже во взрослой жизни, сексуальность ассоциируется с переживанием слияния и содержит элемент отношения к партнеру как к вещи. Поэтому, а также по причине телесной близости и обнажения, сексуальность никогда не может быть полностью свободной от стыда. Стендаль (1822) писал «Скромность (т.е. стыд) есть матерь любви» (по цитате Lowenfeld, 1976). Близость и сексуальность могут освободиться от стыда, только став бесчеловечными, что неизбежно приведет к перверсиям и порнографии.

Утверждение, что положительные чувства высвобождают стыд (Levin, 1978) не совсем верно и упускает из виду тот факт, что любая упомянутая форма Я/объектных отношений служит субстратом для стыда. Привязанность приводит к стыду, когда ребенок обнаруживает, что родители принимают только определенную форму привязанности: ребенок должен любить родителей так, как родители хотят, чтобы их любили, и в ответ родители будут поступать также по отношению к ребенку. В этой битве ребенок может либо сдаться, либо продолжать сражаться; конечно, поражение настолько индивидуально (лично), что, сдавшись, ребенок не обретет безопасность, а напротив его существование и самооценка подвергнется еще большему нападению. Враждебность, таким образом, может стать укрепляющей Эго функцией. (Freud, 1956).

 

Стыд и агрессия

 

Часто говорят, что стыд порождает агрессию (Levin, 1978); (Stierlin, 1977) и ведет к объектному нарциссизму. Движение между состояниями объектного нарциссизма и нарциссизма Я приводит к типичной инстинктивной разрядке, агрессивной и либидинальной (Kinston, 1982), однако стыд, скорее не причина разрядки, а самостоятельный феномен. Наверное, повторное толкование примера Стерлин (p. 236-7) еще больше прояснит существующую точку зрения. Стерлин описывает как пациент напал на аналитика вне сессии и пришел с чувством вины по этому поводу. Он попытался оправдать нападение, ища недостатки в аналитике. Как только это было интерпретировано, пациент расплакался. Стерлин пишет: «Пока он плакал, он был переполнен стыдом. Он назвал свои рыдания презренным шоу и слабостью и обвинил меня в том, что я явился их причиной. Он снова напал на меня по причине своей унизительной ярости».

Мое понимание этого следующее: пациент переживал вину за свои нападения и попытался избежать этого описанным способом. Интерпретация его действий привела к депрессивному ответу и осознанию ответственности. Затем пациент столкнулся с выбором. Либо он увидит, что нападает и причиняет боль другому, но цена этому – переживание вины и слабости; либо он слепо и бесчеловечно продолжит нападать и останется в неведении относительно причин своих действий. В момент такого выбора, ненадолго столкнувшись с негативно окрашенной слабостью, он испытал переживание стыда. Он выбрал нападение, использую реакцию презрения к самому себе в качестве оружия и попытки восстановить самооценку. Наряду со стыдом, пациент испытывал чувство неполноценности, о чем свидетельствуют его первоначальные попытки найти недостатки у аналитика. Последующее состояние основано на конфликте между Эго и Супер-эго, которое Александер (1938) описал как побуждающее к агрессивной разрядке.

 

Механизмы работы со стыдом

 

Индивид может защищаться от болезненного чувства вины или позволить себе переживать угрызения совести и сожаление. С переживанием вины все равно нужно сталкиваться, и существуют внутренние стимулы, описанные в религии, а также с помощью законов и обычаев. Они включают в себя расплату, признание, покаяние, наказание, раскаяние, искупление и прощение. Об этом много написано в психоаналитической литературе.

Гораздо меньше написано о том, как справляться с болезненным переживанием стыда, следующим за предъявлением себя публике; однако часто говориться, что способов немного или они неэффективны (Lewis, 1971); (Lowenfeld, 1976). Последний основной сборник по защитам имеет целую колонку ссылок на вину, в то время как стыд не упоминается вовсе (Laughlin, 1979). Более того, завершив движение к объектному нарциссизму, индивид тут же избавится от стыда. Льюис (1971) описал одну типичную форму: избегание аффекта и наблюдение за собой с третьей позиции (стороннего наблюдателя). Постоянное поддержание состояния объектного нарциссизма не допускает переживания движения в сторону объектного нарциссизма и, таким образом, ведет к отсутствию стыда: это и есть бесстыдство.

Движение к объектному нарциссизму, как было предложено, подчиняет всю личность человека (в том числе и психический аппарат) и замещает спонтанно направленное осознание, стереотипной ритуальной деятельностью. В детстве самовыражение приводит к родительской боли, поэтому не удивительно, что появились и были внедрены в социум методы противодействия. Они включают в себя смирение, поиск утешения, лицемерие, лживость, игнорирование и попытки спрятаться.

Смирение изначально понималось как уничтожение жизнеспособности и силы (жизненной силы). Переживание, сопровождающее появление на публике, иногда описывается расхожим выражением «Я чуть не умер!» Смирение было особой религиозной практикой отказа от собственного Я и тела путем отрицания себя и самодисциплины, часто сопровождаемого аскетическим образом жизни причинением себе страданий и боли. В дополнение к лежащим на поверхности мазохистическим чертам, можно говорить об активном воспроизведении детского опыта: ребенок, контролирующий и отказывающийся от своих импульсов и влечений перед лицом насильственных родительских требований.

Религии всегда выступали за уход от жизни и затворничество. Это встречается у отшельников, в монастырях и подобных им группах; затворничество может быть временным или постоянным. В жизни группы, всегда подчеркивается и даже вознаграждается уединенность, и общение сведено к минимуму или, что встречается чаще, ритуализировано. В современной жизни, стремление к уединению или некоторые праздники выполняют схожие функции.

Общественная жизнь подразумевает, что индивид подчиняется группе и сдерживает свои индивидуальные и личные побуждения. Манеры, обычаи и ритуалы помогают индивиду, однако их недостаточность корректируется лицемерием. Фрейд верил, что социальные связи в большей степени поддерживаются лицемерием, а не виной (Freud, 1915). Однако, «ложь во благо» при социальном лицемерии может оказаться недостаточным средством для поддержания равновесия (Rangell, 1954) и защиты Я, и перерасти в откровенную лживость. Угроза обнажить перед социумом свои глубоко личные действия, и есть великая сила шантажа. Этот шантаж может быть обнаружен на психическом уровне, как плата за мысли и действия, покрывающие и искажающие переживания личности. На самом деле большая часть психической энергии некоторых пациентов тратится на ориентацию потоков лжи и пропаганды на самих себя, чтобы избежать внутреннего обнажения.

Общий протест для нарциссически уязвимых пациентов, высказываемый аналитику «Я не желаю это знать!» Эта «неосведомленность» (Pressman, 1969) отличается от «отрицания». Она отражает намеренное поведение, которое подобно действиям страуса, прячущего голову в песок, или ребенка, говорящего: «Я тебя не вижу, поэтому и ты меня не видишь». Человек чувствует, что признать какой-либо факт будет для него чрезмерным, и занимает позицию «даже если я знаю что-то, если я не скажу об этом, и буду вести себя так, как будто ничего нет, то я могу не принимать это в расчет». Такой психический процесс может быть развит далее или вторично скрыт.

Само по себе скрывание, описанное ранее,  остается последней возможностью справиться со стыдом. Эти процессы связывает то, что они охватывают не отдельное действие, а всю личность целиком. Например, один пациент стыдился признать, что он живет на съемной квартире, объяснив это в понятиях статуса, но также выяснилось, что он хотел скрыть свой возраст, 26 лет, и единственное объяснение, которое мы смогли обнаружить, то, что это был он и он просто не хотел, чтобы кто-то об этом знал. Прятание предотвращает болезненное чувство дискомфорта, затруднения и всеобемлющего самосознания. Часто говориться о том, что стыд и желание спрятаться ассоциируются с обнажением (показом себя) на публике людьми, с которыми индивид идентифицирует себя.

Другим людям очень сложно спрятаться. В анализе с ними также непросто взаимодействовать, как и с теми, кто прячется. Одна пациентка заявляла, что чтобы она не сказала – будет ложью: под этим она понимала, что застряла в объектном нарциссизме и не может взаимодействовать со своей целостностью (нарциссизмом Я).  Когда она говорила, предложения были похожи на кристаллы, грани которых отражают бесконечное множество значений, освещающих части ее целостного Я.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В ходе этой статьи обсуждалось, что стыд переживается не просто по причине несовершенства, неправильных действий или несоответствия между тем, кто ты есть на самом деле и тем, кем ты хочешь быть. Это скорее приведет к переживанию чувства вины, неудачи, неполноценности, и будет связано с душевной болью. Эго идеал играет важную роль в таких формах психического функционирования, и если развитие было удовлетворительным, любовь и одобрение не будут полностью уничтожены, и возникновение стыда не будет неизбежным. Также нельзя связывать стыд только с инстинктивным выражением. Скорее переживание стыда это неприятное ощущение, связанное с поддержанием нарциссического равновесия.

Хотя Супер-эго/Эго-идеал являются ключевыми внутренними регуляторами нарциссического равновесия, им приходится уступать давлению со стороны внешнего мира и внешних воздействий для поддержания нарциссического баланса. Это с некоторой долей беспокойства было отмечено психоаналитиками (Tartakoff, 1966). Если принять этот факт, возникнут серьезные последствия, потому что внешние проявления так часто, так легко и естественно затрагивают ребенка.

Все родители используют свое положение, чтобы получить от ребенка пищу для нарциссизма (Freud, 1914). Если это не получается, ребенок незаслуженно страдает и может впоследствии быть эмоционально неполноценным. В патологических случаях родительские запреты, предписания или ценности по большей части индивидуалистичны, нестандартны и служат в первую очередь для собственного развлечения, забавы, и лишь затем целям воспитания. Такие меры воздействия направлены на спасение родительского нарциссизма и нарушают права развивающегося ребенка. Это становится серьезной проблемой в обществе, и необходима ответственность, правдивость, справедливость, честность и осознание психической реальности. Ответ ребенка «закрыться». Это и есть этимологический корень «стыда». Его переживания теряются в материнских репрезентациях через проецирование, а внутри через подавление под защитным покрывалом. Этот исключительно нарушенный паттерн взаимодействия родитель-ребенок был приведен, чтобы помочь нам поместить стыд в рамки теоретической модели, являющейся корректной с точки зрения феноменологии. Стыд инстинктивно присущ человеческой природе потому, что, как описано выше, здоровое родительское воспитание включает в себя насильственную социализацию и нарциссическое удовлетворение ребенком. Эта статья подводит нас к следующему шагу в изучении нарциссизма: его отношении к теории инстинктов и изучению психических аспектов социального функционирования.

Предлагаемая здесь позиция такова: «способность переживать стыд» также важна, как и «способность чувствовать вину». Вина  хорошо описана с помощью теории инстинктов и структурной модели психики. Она предполагает, что мы осознаем, когда наша  агрессия причиняет вред тем, кто нам дорог или тем, кто в состоянии нас наказать. Стыд, похоже, относится скорее к теории индивидуации, и его феноменология с большой долей успеха описана в терминах объектных отношений. Стыд подразумевает осознание наличия выбора, возможных вариантов, поступить разрушительно или созидательно.

 

РЕЗЮМЕ

 

Я произвел критический обзор психоаналитической литературы, посвященной стыду. Налицо неопределенность и неполнота формулировок, что, как оказалось, связано с приверженностью структурной или топографической моделям. Было показано, что стыд занимает четко определенное место в теории объектных отношений, в частности в теории нарциссизма. Это сигнал, аффективный и когнитивный, который порождается движением от «нарциссизма Я» к «объектному нарциссизму». Феноменология переживания стыда, описанная другими авторами, отличается многогранностью, и последовательно и четко связана с этой моделью. Были подняты не исследованные ранее вопросы, касающиеся переживания стыда, в том числе бессознательное чувство стыда и специфические механизмы работы со стыдом.

 

БИБЛИОГРАФИЯ


ABRAHAM, K. 1913 Restrictions and transformation of scopophilia in psychoneurotics with remarks on analogous phenomena in folk-psychology In Selected Papers on Psychoanalysis New York: Basic Books, 1953 pp. 169-234
ALEXANDER, F. 1938 Remarks about the relation of inferiority feelings to guilt feelings Int. J. Psychoanal. 19:41-49
ANDREAS-SALOME, L. 1921 The dual orientation of narcissism Psychoanal. Q. 31:1-30 1962 (Transl.Narzissmus als Doppelrichtung Imago VII 361-366:1921 .)
BENEDICT, R. 1946 The Chrysanthemum and The Sword: Patterns of Japanese Culture London: Houghton Mifflin.
BROUCEK, F. 1979 Efficacy in infancy Int. J. Psychoanal. 60:311-316
BROUCEK, F. 1982 Shame and its relationship to early narcissistic developments Int. J. Psychoanal. 63:369-378
ELIOT, T. S. 1936 Murder in the Cathedral (4th Ed.). London: Faber and Faber.
ERIKSON, E. H. 1950 Childhood and Society New York: Norton.
ERIKSON, E. H. 1968 Identity: Youth and Crisis London: Faber and Faber.
FAIRBAIRN, W. R. D. 1952 Psychoanalytic Studies of the Personality London: Tavistock Publications.
FELDMAN, S. S. 1962 Blushing, fear of blushing and shame J. Am. Psychoanal. Assoc. 10:368-385
FENICHEL, O. 1946 The Psychoanalytic Theory of the Neuroses London: Routledge and Kegan Paul.
FREUD, S. 1894 The neuro-psychoses of defence S.E. 3
FREUD, S. 1896 Further remarks on the neuro-psychoses of defence S.E. 3
FREUD, S. 1900 The interpretation of dreams I S.E. 4
FREUD, S. 1905 Three essays on the theory of sexuality S.E. 7
FREUD, S. 1910 The antithetical meaning of primal words S.E. 11
FREUD, S. 1914 On narcissism: An introduction S.E. 14
FREUD, S. 1915 Thoughts for the times on war and death S.E. 14
FREUD, S. 1917 Mourning and melancholia S.E. 14
FREUD, S. 1921 Group psychology and the analysis of the ego S.E. 18
FREUD, S. 1926 The question of lay analysis S.E. 20
FREUD, S. 1930 Civilisation and its discontents S.E. 21
FREUD, S. 1933 New introductory lectures on psychoanalysis S.E. 22
FREUD, S. 1940 An outline of psycho-analysis S.E. 23
FRIED, E. 1956 Ego-strengthening aspects of hostility Amer. J. Orthopsychiat. 26 179-187
GRINKER, R. P. 1955 Growth inertia and shame: their therapeutic implications and dangers Int. J. Psychoanal. 36:242-253
HARTMANN, H. & LOEWENSTEIN, R. M. 1962 Notes on the superego Psychoanal. Study Child 17:42-81
HERMANN, I. 1943 Az Emberiseg Osi Osztonei. (The Primordial Instincts of Man) Budapest: Pantheon. (Quoted in Feldman, 1962.)
JACOBSON, E. 1964 The Self and the Object World New York: Int. Univ. Press.
KERENYI, C. 1980 The Gods of the Greeks London: Thames & Hudson.
KERNBERG, O. F. 1975 Borderline Conditions and Pathological Narcissism New York: Jason Aronson.
KINSTON, W. 1980 A theoretical and technical approach to narcissistic disturbance Int. J. Psychoanal. 61:383-394
KINSTON, W. 1982 An intrapsychic developmental schema for narcissistic disturbance Int. J. Psychoanal.. 9:253-261
KOHUT, H. 1971 The Analysis of the Self New York: Int. Univ. Press.
LAPLANCHE, J. & PONTALIS, J. B. 1973 The Language of Psychoanalysis London: Hogarth Press.
LAUGHLIN, H. P. 1979 The Ego and Its Defenses 2nd Edition. New York: Jason Aronson.
LEVIN, S. 1967 Some metapsychological considerations on the differentiation between shame and guilt Int. J. Psychoanal. 48:267-276
LEVIN, S. 1971 The psychoanalysis of shame Int. J. Psychoanal. 52:355-362
LEVIN, S. 1978 Internal mechanisms that support the acting out of destructive impulses Int. J. Psychoanal.. 5:55-60
LEWIS, H. B. 1963 A case of watching as a defence against an oral incorporation fantasy Psychoanal. Rev. 50 68-80
LEWIS, H. B. 1971 Shame and Guilt in Neurosis New York: Int. Univ. Press.
LICHTENSTEIN, H. 1961 Identity and sexuality: A study of their interrelationship in man J. Am. Psychoanal. Assoc. 9:179-260
LICHTENSTEIN, H. 1963 The dilemma of human identity: notes on self-transformation, self-objectivation and metamorphosis J. Am. Psychoanal. Assoc. 11:173-225
LICHTENSTEIN, H. 1964 The role of narcissism in the emergence and maintenance of a primary identity Int. J. Psychoanal. 45:49-56
LOWENFELD, H. 1976 Notes on shamelessness Psychoanal. Q. 45:62-72
LYND, H. M. 1958 On Shame and the Search for Identity New York: Science Editions.
NIETZSCHE, F. 1937 The Philosophy of Nietzsche New York: Modern Library.
PIERS, G. & SINGER, M. B. 1953 Shame and Guilt Springfield: Thomas.
PRESSMAN, M. D. 1969 The cognitive function of the ego in psychoanalysis II, Repression, incognizance and insight formation Int. J. Psychoanal. 50:343-351
RANGELL, L. 1954 The psychology of poise Int. J. Psychoanal. 35:313-332
RANK, O. 1968 Emotion and denial (fromThe Genetic Psychology) J. Otto Rank Assn. 3 9-25
REICH, A. 1960 Pathologic forms of self-esteem regulation Psychoanal. Study Child 15:215-232
RYCROFT, C. 1968 A Critical Dictionary of Psychoanalysis London: Thomas Nelson and Sons.
SANDLER, J. 1960 On the concept of superego Psychoanal. Study Child 15:128-162
SANDLER, J. HOLDER, A. & MEERS, D. 1963 The ego-ideal and the ideal self Psychoanal. Study Child 18:139-158
SEGAL, G. 1973 Introduction to the Work of Melanie Klein London: Hogarth Press.
SPIEGEL, L. A. 1966 Affects and their relation to self and object: A model for the derivation of desire, longing, pain, anxiety, humiliation and shame Psychoanal. Study Child 21:69-92
STAMM, J. L. 1978 The meaning of humiliation and its relationship to fluctuations in self-esteem Int. J. Psychoanal.. 5:425-433
STENDHAL, H. 1822 On Love New York: Liveright Publishing Co., 1947
STIERLIN, H. 1977 Shame and guilt in family relations In Psychoanalysis and Family Therapy New York: Jason Aronson.
TARTAKOFF, H. H. 1966 The normal personality in our culture and the Nobel Prize complex In Psychoanalysis: A general Psychology ed. R. M. Loewenstein. et al. New York: Int. Univ. Press, pp. 222-252
WARD, H. 1972 Shame a necessity for growth in therapy Amer. J. Psychother. 26 232-243
WINNICOTT, D. W. 1965 The Maturational Processes and the Facilitating Environment London: Hogarth Press.
WINNICOTT, D. W. 1971 Playing and Reality London: Tavistock Publications.

 

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @