На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

Пенти Икконен. Происхождение стыда и его проявления. Перевод Борисова Д.Г.

 

Scandinavian Psychoanalytic Review, (1993). Перевод с английского Борисова Д.Г.

 

Предисловие

 

В последние годы отмечалось, что стыд является запущенной областью в теории и практике психоанализа. Клинический опыт привлек наше внимание к этому вопросу. Мы заметили, что многие аналитики идентифицируют и выгодно используют стыд в работе.

Здесь мы предлагаем нашу собственную точку зрения, что стыд есть реакция на отсутствие одобряющего взаимодействия (approving reciprocity). Базовая форма стыда  - тревога незнакомца, возникающая у ребенка. Когда ребенок доверчиво протягивает руки к взрослому, и затем осознает, что это не его мать, он прекращает тянуться, отворачивает голову, прячет лицо и начинает плакать. В ходе развития потребность в одобряющем взаимодействии становится более выраженной: когда ребенок не встречает ставшего привычным взгляда матери, он стыдится своих ложных ожиданий.

 

Обзор литературы

 

В литературе описано множество психических состояний и клинических случаев, где имеется склонность к стыду или переживание стыда. Эти описания варьируются, обычно в соответствии с текущей фазой психоаналитического мышления, Abraham, 1913, Alexander, 1938; Erikson, 1963; Fenichel, 1945; Freud, 1905, 1926; Jacobson, 1954, 1964; Levin, 1971; Piers & Singer 1953; Rank (ref. Steinberg, 1991); Reich, 1960). Согласно традиционным взглядам, стыд не заслуживает особенного внимания и не имеет собственной теории, поскольку он является составной частью отношений между Эго, Супер-эго и Эго-идеалом. Запреты, наказание, унижение и пристыживание (shaming) совместно используются в качестве воспитательных мер по формированию Супер-эго. В клинической работе, было обычным делом рассматривать стыд в качестве побочного явления, пропадающего после разрешения конфликтов в сфере инфантильной сексуальности и решения нарциссических проблем. Стыд рассматривался как побочная тема в психосексуальной теории, структурной теории, теории объектных отношений и теории нарциссизма. Были предприняты попытки уложить стыд в рамки существующих теорий и тем самым умалить его значимость (Kinston, 1987). Wurmser (1981) подчеркивал вездесущность стыда и необходимость работы с ним в клинической психоаналитической практике.

Хелен Блок Льюис одна из выдающихся пионеров психологии стыда. Согласно Льюис, то, что стыд игнорировался в психотерапии и в психоанализе, явилось причиной многих неудач. Психотерапевт или аналитик зачастую неосознанно виновен в том, что пациент чувствует себя пристыжено. Стыд более важен в клинической практике и встречается гораздо чаще, чем  считалось ранее. Стыд часто скрыт, и необходимо уметь распознать его и сделать доступным сознанию, для последующей работы. Стыд сложно идентифицировать: его часто путают с виной, с которой он схож феноменологически. Разница в том, что вина соотносится с действием индивида, психическим или реальным, в то время как стыд соотносится со всей личностью. Гораздо легче понять вторичные проявления стыда и способы справляться с ними; некоторые проявления имеют место как телесные реакции: покраснение, потливость и дрожь, депрессия, апатия, говорливость, театральность, бесстыдство, безразличие, цинизм. Стыд порождает гнев, который направлен как на себя, так и на окружающих. Гнев от стыда (shame-anger) порождает образы мести и насилия, которые в свою очередь приводят к переживанию вины. Гнев от стыда и подавление стыда (shame-dejection) гораздо чаще, чем вина являются причиной депрессий (Lewis, 1987a).

Литература «Новой волны» (например,  Lewis, 1987a, b; Nathanson, 1987b) рассматривает стыд как аффект.  С точки зрения феноменологии, стыд – это своего рода инвертированный (направленный внутрь) или внутренний взрыв ((Laing, по цитате Lewis 1987a, b), парализующий и приводящий к остановке. Стыд связывается с желанием спрятаться, «провалиться сквозь землю». К феноменологии стыда также относится искушение отказаться от идентичности (собственного Я), чтобы заслужить принятие себя другим. Согласно Kinston (1987) и Lichtenstein (1963), это и есть ядро стыда. Стыд соотносится со всей личностью. Индивид может попытаться исправить действие, приведшее к переживанию вины, но стыд, похоже, является неисправимым, и вся личность ощущается как плохая и полностью не соответствующая; вся личность, таким образом, должна измениться. Способность переносить стыд важна также как и способность переносить депрессию и вину. Избегание стыда не позволяет индивиду думать и адекватно воспринимать реальность; оно запускает, более всеобъемлющее, чем при обычной регрессии, отрицание реальности, и приводит к отсутствию мышления (Kinston, 1987).

Steinberg (1991) рассматривал важность феномена стыда при принятии политических решений. Он представил подтвержденный документально отчет о событиях во время Кубинского ракетного кризиса, когда лидеры обоих государств испытывали давление глубочайшего стыда, и как ситуация последовательно накалялась едва не разрешившись ядерной войной.

Согласно Tomkins (1987), стыд, отвращение, непереносимость зловония (dissmell) можно истолковать как разновидность торможения влечения, не позволяющую индивиду потерять осторожность под напором желания («стоп!»), проглотить что-либо несъедобное под воздействием голода («не ешь!»), и приблизится под воздействием любопытства, несмотря на опасность («держись подальше!»). Выражение стыда – это опущенная голова и взгляд, направленный вниз. Nathanson (1987b) в описании стыда опирается на теорию аффектов Томкинса. Он говорит о базовой форме стыда («первичном стыде»), который проявляется уже в трехмесячном возрасте, когда младенец отворачивает и опускает голову и взгляд, если его попытка контакта с матерью неудачна (Broucek 1982). Согласно Натансону, такое торможение влечения, описанное Томкинсом, в сущности, парализует неуместную привязанность.

Картина стыда имеет следующие базовые признаки:
(1) Наблюдаемость в сочетании с активным поиском взаимности. Выраженность и откровенность на многих уровнях психосексуальности: например, сближение (подход) (approach), внешний облик, взгляд, проявления эдипальной и доэдипальной сексуальности. Состояние, когда на индивида обращают внимание (наблюдают), может восприниматься как бесконтрольность и рвение.
(2) Несоответствие Я в описанных выше ситуациях. Например, невозможность осознать сближение, эдипальные цели, идеал-Я, и стремление к идентификации.
(3) Поворот против Я и других, связанный со стыдом. Нарушенная самооценка, парализованное Я, нарциссические нарушения, например, при потере идентичности и поиске симбиотических отношений; ярость от стыда, унижение, подавленность (уныние), пристыженность, уничтожение другого.

 

Происхождение стыда


Стыд с точки зрения теории инстинктов

Согласно так называемому традиционному психоаналитическому типу мышления, стыд есть защитная деятельность, связанная с выражением инстинктивных импульсов и нарцисических стремлений и неудачными попытками их осознания. Здесь мы сосредоточимся на вопросах, которые, как мы думаем, модернизируют психоаналитическую теорию стыда, сделав ее максимально полезной в клинической практике психоанализа. На наш взгляд первичная форма стыда – это парализующая, смещающая и подавляющая реакция, связанная с нереализованным стремлением к одобряющему взаимодействию. Тревога незнакомца может рассматриваться как самый первый, легко распознаваемый и хорошо известный пример, хотя первые проявления стыда появляются на более ранних стадиях развития (Nathanson, 1987b).

Стремление к взаимности исходит из матрицы либидо, Эроса (стремления к жизни); стыд уходит корнями в матрицу Танатоса (стремление к смерти), которая сдерживает это стремление к взаимности. Стыд не является переживанием, связанным с разного рода недостатками или неудачами. Это переживание, связанное с реакцией Танатоса, направленной на неудавшуюся попытку достигнуть одобряющего взаимодействия. Для продолжения исследования происхождения стыда и его метапсихологии, мы считаем необходимым кратко изложить свои положения, относительно либидо или Эроса,  и стремления к смерти или Танатоса.

 

Матрица Либидо

 

Матрица либидо является вместилищем, в том числе, для интереса, любопытства, желания смотреть, желания приблизиться и воодушевления. Исследования раннего младенчества в последние десятилетия (например, Stern, 1985) позволили сделать предположение, поместившее в центр внимания природу либидо. Мы предполагаем, что с момента рождения и на протяжении всей последующей жизни, либидо – это потребность и поиск  взаимности. Поиск взаимности присутствует во взаимоотношениях Я и внешнего мира, выражаясь в стремлении найти соответствующего (отвечающего взаимностью) другого индивида, а также во взаимоотношениях разных частей Я для обретения целостности и развития. Реципрокное (взаимно соответствующее) окружение сперва позволяет ребенку обнаружить свое появляющееся Я. Ребенок постоянно нуждается в доступном, соответствующем другом для обретения связи с внешним миром, поиске себя и Гештальта постоянства (моторики, чувств, модальных качеств, ритмов жизненных аффектов, безусловных аффектов, и др.) (Stern, 1985). Таким образом, младенец развивает способность к завоеванию окружения. Младенец и мать пытаются приспособиться друг к другу. Мы предполагаем, что уже на этой фазе, динамика Танатоса начинает задерживать, отделять и устранять те устремления к взаимности, которые не работают и порождают лишь нарушения.

Исследования младенцев не освещают и не концептуализируют вопрос с интересующей нас точки зрения. Штерн говорил лишь о том, что ребенок есть продукт своего окружения, сформировавшийся под его влиянием и в результате получаемых стимулов (Stern, 1985). Мы придерживаемся собственной позиции и предполагаем, что исследователь не обратил внимание на описываемые нами возможности.

Впоследствии сексуальность становиться центральным, но ни в коем случае не единственным проявлением поиска взаимности. Через сексуальность, стремление к взаимности связано с созидающим Эросом, который простирается намного дальше, чем сексуальность.

Японский психоаналитик Takeo Doi (1989) вызвал большой интерес своей концепцией амаэ (amae), японской картиной любви. Есть искушение рассматривать амаэ в качестве своего рода матрицы либидо, которая не видит различий между субъектом и объектом, между нарциссизмом и объектной любовью; она одинаково применима как для взрослых, так и для детей. Одно из его проявлений – страстное желание ответной любви; однако считается неприемлемым проявлять сильное желание или требовать ответной любви публично. «Хорошее амаэ» есть существование в гармонии со страстным желанием ответной любви, и стремление к нему является неотъемлемой чертой японской культуры. «Плохое амаэ» требовательно и центрировано на Я, с точки зрения Западной культуры – это патологический нарциссизм. Амаэ интересно тем, что в центр теории помещается страстное желание взаимности, которое отражает наше предположение, что «с момента рождения и на протяжении всей последующей жизни, либидо есть потребность во взаимности».

 

Матрица Танатос

 

Наша интерпретация работы Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия» (Freud, 1920) подразумевает, что в ней говорится о стремлении к состоянию покоя и устранению раздражителей тем или иным способом, иногда любой ценой. Стремление к смерти, направленное на самого индивида, имеет целью устранить бесполезную психическую активность, и направить ее в полезное русло, либо заложенное генетически, либо согласно имевшему место опыту, для достижения чувства удовлетворения. Но это возможно только в идеальных условиях. Придание формы неопределенному желанию, его связывание, занимают центральное место в психодинамике индивида.

Функция Танатоса по устранению раздражения можно сравнить с психическими гетероимунными и аутоиммунными реакциями: Раздражение устраняется, но при этом механизм может работать и неправильно, слишком сильно реагировать, и разрушать реципиента.

Стыд соотносится с аффектами Танатоса. Он является ответом на попытки индивида сохранить или добиться взаимности, направляя силы Танатоса против себя. Стыд по аналогии может заменяться стремлением к смерти (Танатосу). К репрезентациям Танатоса относятся, например: уход (аутизм) (withdrawal), отвращение, гнев. В процессе психоанализа можно увидеть, как, например, унижение, уход, стыд, гнев и отвращение сменяют друг друга в течение короткого промежутка времени.

 

Психическое связывание

 

Взаимодействие матриц либидо и Танатоса придает форму психическим процессам. Мы называем это психическим связыванием. Более того, Танатос стабилизирует или отверждает достигнутые способы связывания. Наше понимание предполагает, что стремление к смерти действует как устраняющий (removing) и сдерживающий (confining) фактор, и приводит к остановке, своего рода отвердению, а также, устраняет то, что не вписывается в полученную модель. «Оно не только разрушает, но и усиливает психические структуры. Такое понимание отличается от традиционного, отмечающего только разрушительные функции стремления к смерти. Забота или отвержение окружения, исходя из нашего понимания, это своего рода шаблон, формирующий либидо. Связывание – есть базовая репрезентация стремления к смерти, но без либидо, будет нечего связывать» (Rechardt & Ikonen, 1986). Цель связывания – достижение повторяющихся, успешных форм взаимности. Стыд направлен на разрушение или ослабление не функционирующих стремлений к взаимности, и устраняет те из них, которые не достигают значимых других. Таким образом, взаимодействие матриц либидо и Танатоса в корне отличается от примитивной гидродинаимки (hydrodinamics), с точки зрения динамической модели Фрейда, как она чаще всего понимается.

 

Метапсихология стыда

 

Актуализация

 

Отправная точка для стыда в психике – это стремление  осознать определенное желание, или, говоря словами Фрейда, определенное удовлетворяющее ощущение (gratifying perception) (Freud, 1900). В нашем случае – это стремление к взаимности. Мы понимаем под термином осознание то же, что Сандлер понимает под актуализацией (Sandler, 1990).
Актуализированное восприятие может быть (а) унаследовано (генетически), (б) переживаться индивидом в процессе развития (в том числе внутриутробного), или (в) содержать некоторые сочетания того и другого (например, (а)+(б), (а)+(а), (б)+(б), (а) +(а)+(б)+(в)+(в), и.т.д.)

Попытка актуализации может быть расценена как взаимодействие двух противоположных стремлений, Эроса и Танатоса, где стремление к большей взаимности и как следствие к обогащению, «оживлению» («enliven») переживания внешнего мира, реализуется путем создания связей, в которых последующие стремления позволяют избавиться от беспокойства через взаимодействие, ограничения, остановку и прекращение связей.

Актуализация, с другой стороны, может быть как полностью аутопластичной так и сочетать в себе аутопластичность и аллопластичность. То, что актуализируется, или его филогенетическая или онтогенетическая «запоминаемая модель», состоит из субъекта (Я или сэлф), и объекта (другого), их отношений (событий, состояний) и аффекта (удовольствия, неудовольствия, покоя, беспокойства). Реакция Танатоса может быть направлена на любую из этих составляющих и, в свою очередь, приводить к различным последствиям и психопатологии.

Понимание особой природы стыда затруднено потому, что в литературе стыд связывается с неудачей в достижении целей. Мы связываем стыд с достижением взаимности, со стремлением передать сообщение и получить желаемый ответ. Он функционирует как направляющая взаимодействие сила, и как его защита (Lewis, 1987b). Стыд это интенсивное неудовольствие, которое мы обычно испытываем, когда стремление к взаимности остается нереализованным, несмотря на то, что мы надеялись или думали, что оно будет реализовано; реакция Танатоса направляется против Я, в то время как стремление к взаимности остается.

Мы в городе и видим знакомого. Мы спешим к нему и радостно приветствуем. Когда он оборачивается, мы видим незнакомое лицо и готовы провалиться сквозь землю от стыда. «Что он обо мне подумает?!»

Когда младенец на довербальном уровне выражает стремление к взаимности, он задействует в процессе все свое существо и сильно нуждается в резонансе. Когда попытка поиска взаимности не удается, неудача действует на все его существо. В переживании стыда, все свое существо, предъявленное другому, осознается как неправильное. Стыд сохраняет природу этого разоблачения во всех обстоятельствах; это фундаментальная составляющая стыда. Попытка актуализировать осознание желания путем разоблачения угрожает переживанием стыда на всех этапах развития.

 

Коллапс от стыда

 

Когда выражение или стремление к взаимности сталкивается с недостатком обратной связи со стороны другого, как следствие происходит коллапс (депрессия) (collapse), независимо от того, явился ли недостаток взаимности со стороны другого результатом безразличия, непонимания, недооценки, наказания или бестактности или ошибочной оценки самим индивидом степени достигнутой взаимности. В результате индивид впадает во внутренний паралич: жизненная сила Я пропадает и заменяется рвением (старанием); деятельность останавливается и сводится к уходу и скрыванию. Эмоциональное состояние стыда выражается фразами «Я готов провалиться сквозь землю», «Я сгораю от стыда», «какой я дурак», «я никогда себе этого не прощу». Другим следствием стыда может быть гнев, как на себя, так и на другого. Полномасштабный стыд является наиболее непереносимой из всех эмоций, и именно тогда мы склонны думать «лучше смерть, чем позор (стыд)». Острая дефицитарность во взаимоотношениях в раннем детстве порождает обстоятельства, усиливающие разрушительную природу стыда. В этом случае обостряется конфликт либидо и Танатоса, разрушительные силы Танатоса вступают во владение и стыд порабощает индивида.

 

 

Продолжение>>

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @