На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

<<Предыдущий раздел

4. Женские сексуальные расстройства. Их генезис и динамика в психоаналитическом понимании. Роль психоаналитической терапии в выявлении причин расстройств.

 

4.1. Фригидность.

В начале работы приводились статистические данные по фригидности у женщин. Здесь необходимо несколько расширить это понятие. Фригидная женщина не испытывает эротических ощущений или сексуальных удовольствий. Она не проявляет физиологических признаков возбуждения (во время возбуждения или полового акта у нее отсутствует либрикация). Речь прежде всего идет об отсутствии влечения. Ее сознательное отношение к сексу изменчиво [6]. Различаются следующие реакции:

- оргазм не наступает, хотя коитус сопровождается приятными физиологическими переживаниями;

- половой акт безразличен и не вызывает возбуждения и приятных ощущений;

- половой акт неприятен, вызывает отвращение, тягостное эмоциональное состояние.

Третий вариант, относящийся к абсолютной фригидности, не столь часто распространен, и возникает вследствие торможения сексуальных функций психологическими факторами. В первом случае форма обусловлена запаздыванием психосексуального развития и может носить временный характер – здесь большую роль играют индивидуальные особенности темперамента и условия развития девушки. Второй вариант является проявлением одного из симптомов основного заболевания, например переутомления, алкоголизации, а также психических заболеваний [32]. Два последних случая представляют собой ситуационную, или частичную фригидность и составляют большую часть женских сексуальных расстройств (до 30% женщин).

Рассмотрим психоаналитическое понимание развития фригидности. Наиболее полно и убедительно данной проблемой занималась К.Хорни [26, 27]. Она пришла к заключению, что фригидность, независимо от ее органической или психологической обусловленности, по своей сути является своеобразным запретом на проявление сексуальности и обычно сочетается с нарушением других функций женского организма. Здесь можно назвать функциональные нарушения менструального цикла, отношение к материнству, выкидыши, плохое самочувствие во время беременности, неудовлетворительный уход за ребенком. Всегда присутствуют дисгармония и ущербность отношений с мужчинами, вне зависимости, как они проявляются.

Рассмотрим основные причины формирования фригидности.

1. Влияние комплекса маскулинности как отказа от женской роли. На уровне глубинной психологии наблюдается не отказ от секса вообще, а скорее неприятие в нем именно своей, специфически женской роли. Здесь основной причиной выступает более или менее сильное желание собственной маскулинности или фантазии о ней – уже рассмотренный в предыдущей главе комплекс маскулинности. В зависимости от степени зависти к мужчине, это желание может выражаться в открытом возмущении, направленном против мужчин, или в затаенной горечи из-за их привилегий, с характерной установкой: победить или любым способом ослабить противника психологически в ежедневной борьбе.

2. Амбивалентное отношение к мужчинам. Этот пункт несколько конкретизирует вариации предыдущего в плане враждебного или подозрительного отношения к мужчинам. К. Хорни писала, что рассматривая случаи пациенток психоаналитически, можно получить не только впечатление, «что фригидность - прямое выражение скрытой враждебности, но и очень точно проследить, как фригидность началась (когда на глубокой стадии анализа вскрывается источник внутреннего отвращения к мужчинам), и увидеть, как она прекращается, когда эти конфликты преодолены» [26, с. 133]. Обычно антогонизм к мужчине становится усвоенным в раннем детстве – фактором здесь является глубокое разочарование в силу тех или иных причин к объекту их нежной привязанности – как правило, к отцу или брату.

 

 

3. Фантазии о внутреннем повреждении. Другая причина фригидности, связанной с комплексом маскулинности, заключается в том, что, по наблюдениям К.Хорни, в своих снах и фантазиях пациентки верили, что некое воздействие изуродовало и травмировало их. В результате этих фантазий женские гениталии осознаются как больной, ущербный орган. Фантастическая идея травмированности позднее находит новое подтверждение в менструациях, несмотря на знание и понимание того, почему они наступают. Такие фантазии помимо собственно фригидности, нередко ведут к нарушениям менструального цикла, к болям во время сексуального контакта (диспареуния) и к гинекологическим расстройствам.

 

4. Влияние травматического опыта в процессе раннего психосексуального развития. Фригидность является ответом на блокировку нормального психосексуального развития, особенно важен период, когда складываются первые объектные отношения в семье (от трех до пяти лет). Речь идет о тех случаях, когда дорога к специфически женской роли оказалась перекрыта барьером бессознательного чувства вины или тревоги. Вариаций здесь очень много, можно выделить такие, как предпочтение родителями брата девочки, ранние сексуальные впечатления – половой акт между родителями, страх наказания за мастурбацию, атмосфера табу на сексуальность в семье. Фригидность здесь можно разблокировать, освободив феминные ощущения и переживания, вопрос только, какие и какой силы сопротивления придется преодолеть для этого.

Так как фригидность связана с бессознательными фантазиями, повлиявшими на блокировку женской роли на определенных этапах психосексуального развития и быть реакцией на определенные психотравмирующие факторы, то она обычно не является устойчивой или постоянной формой реагирования. Она может пройти при определенных, большей частью неосознаваемых самой женщиной условиях. Например, некоторым женщинам в качестве такого условия необходимо, чтобы секс был окружен атмосферой запретности, другим нужно страдание и даже немного насилия, третьим - полное отсутствие эмоциональной вовлеченности. Таким образом, само проявление относительной фригидности дает психоаналитику инструмент для вскрытия причин расстройства и донесения его до сознания женщины.

 

5. Семейные констелляции. Как пример условия формирования фригидности может быть уже упомянутая семейная констелляция: садистическая и кастрирующая мать и добрый и уязвимый отец. Девочка не занимает места матери возле отца, не идентифицируется с матерью, остается ребенком и не становится женщиной, предлагая в дальнейшем мужчинам лишь нежность и дружбу.

 

6. Ранняя гетеросексуальная связь. Другой вариант, описанный Д.Пайнс [16] – раннее вступление девочки-подростка в гетеросексуальную связь. Здесь она использует свое тело для того, чтобы вновь пережить первичный контакт матери и младенца через возможное рождение ребенка. Тогда ей нравится прелюдия, но при собственно половом акте она оказывается фригидной, поскольку целью стоит попытка установить объектные отношения, которые компенсировали бы им отсутствие ранней интернализации приносящих взаимное удовлетворение отношений мать-младенец. Эта попытка обречены на неудачу, так как физическое проникновение или эмоциональное влечение к сексуальному партнеру реактивируют у девушки первичные страхи - перед поглощением или перед уничтожением собственного Я, которые первоначально возбуждали у нее отношения мать-младенец. Она неспособна воспринимать своих сексуальных партнеров или другие объекты как реальных людей с эмоциональными потребностями, так как все, чего она ищет - это возврат к инфантильному всемогуществу младенца.

 

7. Влияние особенностей женского и мужского эротизма. Кроме факторов фантазий и развития, существует и ряд культуральных факторов развития фригидности. Главный из них заключается в различии между женским и мужским эротизмом. Мужчины склонны делить отношения на «секс» и «романтику». У женщин же эмоциональность, как правило, гораздо более тесно и однородно слита с сексуальностью, она не может отдаться полностью, если не любит или не любима. Постоянное же столкновение же что с первым, что со вторым типом отношений может отозваться фригидностью [ 8 ].

 

8. Комплекс «мертвой» матери (концепция А. Грина). На влиянии этого фактора остановимся чуть подробнее, так как он относится к современным психоаналитическим концепциям и представляет собой феномен, детально до А.Грина [3] не исследованного, меж тем, ситуация, приводящая к его формированию, является достаточно распространенной в современной жизни.

Комплекс возникает не из-за реальной потери матери, на первом плане здесь находится грусть матери и уменьшение ее интереса к ребенку. Этиология может быть разнообразной – это и потеря любимого объекта, инвестированного матерью (особое значение А.Грин придает выкидышу матери, поскольку такое значение материнской депрессии ускользает от ребенка), и депрессия разочарования, нанесшего ей нарциссическую рану.

То есть, ребенок чувствовал себя любимым, и «трансформация психической жизни ребенка в момент резкой дезинвестиции его матерью при ее внезапном горе переживается им как катастрофа» [3, с.340]. Мать просто исчезла – происходит утрата ее либидинозного значения и это становится основой неудач в последующей жизни. Ребенок пытается справиться с материнской депрессией тем, что становится оживленным, беспокойным, страдает бессонницей, но все равно ничего не получает – тогда происходит неосознанная идентификация с дезинвестированной матерью – и эта мертвая мать живет теперь у него внутри. Комплекс мертвой матери искажает Эдип, так как развивается нарциссическая патология. В возникающей преждевременной триангуляции «присутствуют ребенок, мать и неизвестный объект материнского горя. Неизвестный объект горя и отец тогда сгущаются, формируя у ребенка ранний эдипов копмлекс» [3, с.342]. Эдипального отношения к отцу не складывается.

В дальнейшем часто развивается злоба на мать, но это вторичное образование, являющееся защитным от сильной женской гомосексуальности. Агрессия же развивается против отца, который является фантазийным виновником – выходами обычно служат аутоэротизм и желание оживить свою внутреннюю мертвую мать.

Как же все это отражается на сексуальности и способности любить? Это можно проследить в переносе в ходе психоаналитического процесса. Такие пациентки дают хорошую фантазматическую активность, но в ходе переноса защитная сексуализация, до сих пор бывшая в ходу, спадает, и она обнаруживает, что «ее сексуальная жизнь уменьшается или исчезает, сводясь практически к нулю. По ее мнению, речь не идет ни о торможении, ни о потере сексуального аппетита: вот просто больше никто ей не желателен, а если кто-то случайно и покажется желанным – то тогда он вас не желает» [3, с.346].

Такие женщины останавливаются в своей способности любить, и, находясь под владычеством своей мертвой матери, стремятся только к автономии. Они могут выходить замуж и рожать детей, но повторение и реактивация конфликтов приводит к тому, что супружеская жизнь сопровождается серьезными нарушениями в области любви и сексуальности. Сексуальность «зависит от более или менее позднего проявления комплекса мертвой матери. Она может быть относительно сохранной, но лишь до некоторой степени» [3, с.346].

 

9. Нераспознанная или отрицаемая гомосексуальность или перверсность. В предыдущих главах немало было сказано о нарушениях женской идентичности.

В самой природе человека заложена бисексуальность. Фрейд [20,22] считал бисексуальность психологической структурой и говорил об универсальности бисексуальных желаний в детстве. Действительно, по словам Дж. МакДугалл, «поскольку большинство детей имеют двух родителей, следует ожидать, что ребенок к ним обоим почувствует либидинозную привязанность, из которой и возникает желание достичь любви каждого родителя, направленной исключительно на него. Фактически каждый ребенок хочет обладать таинственными половыми органами и воображаемой властью и матери и отца, и женщины, и мужчины. Необходимость смириться со своей судьбой быть однополым наносит одну из самых жестоких нарциссических ран детства» [12, с.13]. И девочка не станет мужчиной, не будет обладать сексуально матерью и не родит с ней детей, и не получит ребенка от отца. Неуспех в исполнении первичных гомосексуальных желаний связывается с чувствами нарциссической травмы, агрессии и зависти. На взрослую гомосексуальную ориентацию, помимо универсальных инфантильных гомосексуальных фантазий влияют бесчисленные составляющие, но первичная предрасположенность присутствует всегда [12].

Фрейд [22] различал гомосексуальные и гетеросексуальные формы отклоняющейся сексуальности и рассматривал первые как инверсию, а вторые (куда относил фетишизм, эксгибиционизм, садомазохизм), как перверсию. Несмотря на существующие структурные и динамические составляющие этих типов сексуальной организаций, эдипальные структуры у них сходные и оба типа отклоняются от исходной сексуальной цели. Дж. МакДугалл [12] называет такие варианты эдипальных отношений, как чрезмерная близость с матерью (зачастую с инцестуозным подтекстом), отец, воспринимаемый как ничтожество, или не допускаемый к своей символической роли в эдипальной констелляции, совращение отцом, когда мать выступает в роли соучастницы, материнское пренебрежение и многое другое.

Соотнести вышесказанное с вопросом о сексуальных расстройствах можно следующим образом. Эротические действия и выбор объекта происходит у женщины эго-синтонно. Если же из-за мнения семьи, общественных норм, религиозных принципов она не может принять свою гомосексуальность из-за чувств вины и стыда, то она предпочитает быть «латентно» гетеросексуальной, оставаясь при этом фригидной, и тем не менее отвергая сексуальные отношения, которые могли бы принести ей удовольствие.

Сходным образом, и при перверсной сексуальной организации, только исполнение зачастую завуалированных фетишистских, эксгибиционистских, садомазохистических сценариев позволяет женщине сохранять гетеросексуальные отношения и испытывать сексуальное удовлетворение. В этом случае мы имеем дело с относительной фригидностью, так как без выполнения этих самых разнообразных и индивидуальных сценариев сексуальный контакт невозможен или неприятен.

 

Надо сказать, что вышесказанное не исчерпывает возможные варианты формирования фригидности, но основные бессознательные фантазии и распространенные факторы влияния развития определены. Из важных факторов можно было бы назвать еще инцест и сексуальное насилие, но их последствия не стоит рассматривать только в контексте сексуальных нарушений в силу их крайне тяжелого влияния на развитие личности в целом.

Надо еще заметить, что в каждом индивидуальном случае фригидности роль внутренних и внешних факторов различна, и по своей природе, она является результатом их взаимоотягощающего воздействия. Тщательное индивидуальное изучение способа взаимодействия этих факторов дает более реальное понимание причин распространенности и возможности ее коррекции.

4.2. Аноргазмия и вагинизм.

Между фригидными и относительно фригидными женщинами и женщинами, способными испытывать эротические переживания, обладающими нормальной вазогиперемией, но у которых имеются разного рода проблемы при достижении оргазма, есть большая разница [6]. Если в первом случае наблюдается отсутствие влечения и так называемая «запрещенная женственность», то при аноргазмии присутствуют несколько другие проблемы. По некоторым данным, около 50 % женщин имеют ту или иную степень аноргазмии. Сюда относятся женщины, никогда не достигавших ни одной из форм кульминации полового акта, хотя их число не так и велико (около 8%). Другие женщины иногда получают оргазм в случаях, если их отношения с партнером гармоничны и нежны. Также существуют женщины, которые испытали оргазм в один из периодов своей половой жизни или благодаря определенным обстоятельствам. Женщины с полноценным оргазмом, которые бывают сексуально удовлетворены при каждом половом акте, встречаются нечасто.

Неспособность достичь полноценного оргазма эти женщины воспринимают как признак сексуальной незрелости. Оргастическая потенция для них эквивалентна женственности. Надо сказать, что относительно фригидные женщины могут при благоприятных обстоятельствах переходить в эту группу, также как и женщины с аноргазмией при противоположных обстоятельствах становиться фригидными, но хотя и возможны пересечения состояний, базовые фантазии и влияния развития при фригидности и аноргазмии различны. Проблема оргастической потенции женщин осложняется тем, что многие женщины способны переживать сексуальную кульминацию, стимулируя клитор [11]. Эта разновидность оргазма называется клиторальным оргазмом и отличается от вагинального - женщин с этим видом оргазма - подавляющее большинство (по данным Н.Шайнесс [30], до 42 %).

Таким образом, проблема клиторального оргазма является очень распространенной. Отнести же ее к проблеме аноргазмии позволяют следующие соображения. Согласно мнению А.Лоуэна [11], глубокий смысл женского сексуального органа состоит в том, что он как бы является всем телом женщины. Когда женщина сексуально откликается всем телом, эта реакция и есть вагинальный оргазм. В нем может участвовать до половины всех мышц в теле женщины. Клитор сходен с мужским пенисом как анатомически, так и психологически, но это рудиментарная структура, что объясняет его малый размер и отсутствие функциональной значимости. Он никуда не проникает и ничего не разряжает.

Физиологическая реакция в обоих случаях сходна, но клиторальный оргазм – только подобие вагинального, достаточно сказать, что в его проявлении задействовано в 6 раз меньше мышц, раз уж взят такой критерий оценки, чем при вагинальном оргазме. Таким образом, можно выделить первую женскую фантазию – стимулируя клитор, женщина может достичь сексуального раскрепощения, только вообразив себя мужчиной.

Другая причина развития клиторального оргазма лежит в следующем. Фрейд писал по поводу развития женской сексуальности: «Продвижение к женственности очень сильно зависит от ранней и полной передачи чувствительности от клитора к вагинальному отверстию... в фаллической фазе развития девочки клитор является доминирующей эрогенной зоной. Но этому не суждено продолжиться; по мере взросления и превращения в женщину, клитор должен передать свою чувствительность влагалищу и в этом его значимость, как самого по себе, так и составной части влагалища» [20, c .560]. Но у аноргазмичной женщины перенесения полового удовольствия и возбуждения с клитора во влагалище не происходит, как это обычно бывает при эмоциональном созревании. Оно сохраняется в этой области на протяжении всей жизни зрелой женщины. Многие психоаналитики считают, что если клиторальный оргазм является единственным способом получить сексуальное раскрепощение, то это свидетельствует о личностной незрелости и инфантильности [11].

Согласуется с вышесказанным и наблюдения К.Хорни [25], что у многих девочек присутствует страх или тревога, что она причинила себе непоправимый вред мастурбацией вплоть до того, что она не сможет иметь детей – и этот страх относится к тому, что находится внутри тела, а не к клитору. Девочки гораздо чаще мальчиков прекращают мастурбацию или ограничивают ее клитором. При этом все, что связано с влагалищем, побеждается вытеснением – создается иллюзия, что влагалища не существует. Сексуальность девочки застревает на инфантильной стадии клиторальной мастурбации.

Надо добавить, что основные вышесказанные фантазии, ответственные за аноргазмию, справедливы и для вагинизма, хотя большее значение здесь, по-видимому, имеет отрицание вагины. А.Лоуэн [11] считал еще, что вагинизм может быть формой бессознательного сопротивления проникновению, которое ассоциируется с ранним унизительным и болезненным опытом, к примеру, злоупотреблению клизмами в раннем возрасте

Причин, способствующих формированию указанных фантазий множество – это может быть отождествление девочки с фаллической матерью, зависть к мужской роли в силу травматических переживаний в процессе психосексуального развития, конфликты с матерью или старшими сестрами, наблюдение девочкой за менструацией взрослых женщин и многое другое.

А. Лоуэн называл в числе причин аноргазмии инфантилизм, незрелость и омужествление. По большому счету, добавив сюда принципиальные отличия женской психологии и сексуальности от мужской и культурные факторы, мы получим общий фон формирования сексуальных расстройств - именно это препятствует сексуальности и не дает достичь сексуальной завершенности. В любом случае, за сексуальным расстройством стоит глубинный внутренний конфликт личности женщины. Для настоящего понимания проблемы, необходимо проникнуть в эти глубины - туда, где произошел сбой развития женской личности и функций женского организма [11].

 

4.3. Связь бессознательных фантазий с нарушениями беременности, преждевременными родами и абортами.

Для подчеркивания практической значимости исследуемой темы о женских сексуальных расстройствах и связанных с ними бессознательных фантазиях, достаточно важно рассмотреть вопрос нарушений беременности, преждевременных родов и абортов, так как причины, их вызывающие, чаще всего лежат в области тех же фантазий, которые были уже рассмотрены. Соответственно, при обращении женщин с сексуальными расстройствами в терапию, можно предположить наличие или будущую патологию в деторождении и предупредить или скорректировать ее.

Работая психоаналитически с женщинами, Д.Пайнс [16] на уровне переносных и контрпереносных реакций, пришла к выводу, что тело женщины предоставляет ей своеобразные средства избегать осознания психических конфликтов и работы над ними. Ведь аналитик предлагает пациентке войти с ней в глубокие межличностные отношения, но навязывает фрустрацию от отсутствия телесного контакта, общения и удовлетворения. «Наблюдая моих пациенток, я постепенно открыла для себя варианты поведения, связанные с использованием беременности и даже злоупотребление ею. На сознательном уровне женщина может забеременеть, чтобы иметь ребенка, но ее бессознательно амбивалентное отношение к своей беременности может проявиться в виде недонашивания или выкидыша. Беременность может использоваться и для разрешения бессознательных конфликтов, касающихся сексуальной идентичности или других психических проблем, как, например, бессознательный гнев против матери» [16, с.10].

Первичные тревоги и конфликты, следующие из задачи женщины – достичь отделения от матери и индивидуализации – обнажаются опытом первой беременности и материнства. Возникают трудности, связанные с идентификацией женщины с внутренним образом своей матери и оживляются инфантильные фантазии о себе как о плоде в теле своей матери. Индентификации женщины с ее собственной матерью и с собственным Я как с плодом могут реактивировать напряженно амбивалентные чувства. Таким образом, беременность предоставляет женщине возможность решить – жить плоду, или умереть [16]. Если в силу моральных факторов вопрос ставится не так категорично, то данные фантазии вызывают тяжелое течение беременности или недоношенность ребенка. Когда и почему это происходит?

Опыт аналитической работы Д.Пайнс показал, что проблемы переноса и контрпереноса, с которыми она встретилась при анализе одной из пациенток, «отражали трудные отношения пациентки с ее матерью, в процессе которых инфантильные аспекты ее Я не были успешно «растворены» и не интегрировались в ее взрослое Я» [16, с.85].

Беременность может выступать как средство разрешения психических конфликтов. Фантазии девочки о жизни ее самой или ее сиблингов как плода могут пробуждать в ней либо всемогущество, либо беспомощность, информация об амбивалентных чувствах ее матери к собственному зачатию девочки осложняют ее идентификацию и заставляет ее саму относиться к беременности амбивалентно. И у женщины есть инструмент решения психических конфликтов - плод можно физически поддерживать и оберегать, но можно физически отвергать невынашиванием или абортом. Таким образом, тело может быть использовано для выражения эмоциональных состояний сознания, как это было на ранних стадиях инфантильного развития.

В целом, негативный исход данных фантазий происходит, когда существуют условия для трудности или невозможности отделения – индивидуализации от матери:

- когда девочка на доэдипальной стадии не ощущала ни себя удовлетворенной матерью, ни что она удовлетворяет ее (нарциссическая рана способствует нарциссической уязвленности, зависти к матери и низкой самооценке),

- когда мать, недовольная собой, как женщина, не умеет принимать отца как мужчину, и, соответственно, не может отделить себя от дочери, надеясь жить в ней заново и наверстать упущенное,

- слабые отношения с отцом, никак себя не проявляющим, не позволяют девочке отделиться от матери и чувствовать себя любимой обоими родителями.

Что касается случаев, когда в ранних отношениях матери и дочери имели место патологические черты, то девушки – подростки часто рано вступают в сексуальные связи для обретения первичного удовлетворительного контакта матери и младенца. Тогда они получают удовольствие от предварительной игры, генитальная же сексуальность для них – расплата, при ней они фригидны. В своем воображении они младенцы, и вовсе не хотят забеременеть, когда же это случается, они не могут дать ребенку ту любовь и заботу, которую сами недополучили. У этих девушек наблюдаются высоко агрессивные садистические наклонности, направленные против сексуального партнера, а если такая девушка становится матерью, эти наклонности начинают играть роль в ее адаптации к реальности младенца и могут сместиться на ребенка, особенно на мальчика [16].

 

4.4. Клинические иллюстрации.

Для наглядного изображения проведенного теоретического исследования женских сексуальных расстройств необходимо проиллюстрировать это практическими случаями. Располагается этот материал после описания всех сексуальных расстройств не случайно – во первых, можно сжато наблюдать варианты проявления отдельных сексуальных расстройств, во-вторых, редко когда симптомы выступают в чистом виде, и у одной и той же женщины в разные периоды и при разных жизненных обстоятельствах они могу чередоваться, видоизменяться, объединяться. Вариантов очень много. К тому же, один из самых эффективных способов понять бессознательные фантазии женщины в психоанализе – это явления переноса, к примеру, когда аналитик- женщина может выступить в качестве запрещающей и кастрирующей матери, а аналитик – мужчина – в качестве принесшего разочарование отца, плюс соответствующие контрпереносные реакции аналитика.

 

1. Сексуальные расстройства в клинической практике известных психоаналитиков. К. Хорни первой из психоаналитиков серьезно занималась женскими сексуальными расстройствами. Проследим ее клинический материал на ряде коротких случаев [2 6 ].

Фригидность. «Пациентка соблазнила младшего брата, когда ей было одиннадцать лет. Несколько лет спустя брат умер от гриппа. Эта смерть вызвала у нее сильнейшее чувство вины. Спустя тридцать лет, придя на прием к аналитику, она все еще была уверена, что послужила причиной смерти брата. Она была убеждена, что следствием соблазна стало то, что брат начал мастурбировать и от этого умер. Эта вина заставляла ее ненавидеть свою роль женщины. Она хотела быть мужчиной, довольно демонстративно завидовала мужчинам и одновременно унижала их, когда только могла; ее полные злобы сновидения и фантазии были преимущественно о кастрации; она была абсолютно фригидна» [26, с. 134-135].

 

Вагинизм. «Пациентка в связи с вагинизмом не могла быть дефлорирована в течении четырех недель после свадьбы, и дефлорация в конце концов была осуществлена хирургически, несмотря на то, что гимен был обыкновенный, а муж — с нормальной потенцией. Спазм был частично выражением ее сильнейшего отвращения к роли женщины, а частично - защитным механизмом против собственных кастрационных импульсов, направленных на предмет ее зависти, мужчину» [26, с. 135].

 

Относительная фригидность. «Пациентка X. на сознательном уровне относилась ко мне любовно, хотя к ее чувству всегда примешивался страх. Но в тот период анализа, когда ее старая инфантильная ненависть к матери стала выходить на поверхность, она дрожала от страха в приемной и эмоционально предчувствовала во мне нечто вроде безжалостного злого духа. Совершенно очевидно, что в этой ситуации она переносила свой старый страх перед матерью на меня. Один особый инцидент позволил нам глубже понять, какую важную роль этот страх перед налагающей запреты матерью играл в развитии фригидности пациентки. В тот период анализа, когда ее установки на сексуальные запреты уже немного ослабли, мне пришлось уехать на две недели. После моего возвращения пациентка рассказала мне, что как-то вечером она была с друзьями и немного выпила, не больше чем обычно, но вот не помнит, что было потом. По словам же ее друга, она была очень возбуждена, попросила его о близости, при этом испытала полноценный оргазм (до того она была полностью фригидна) и кричала торжествующим голосом: „У меня каникулы от Хорни!" Меня - запрещающей матери из фантазии, не было, и она смогла без страха чувствовать себя полноценной женщиной» [26, с. 136]. Похожий сценарий К. Хорни наблюдала в связи со страхом в отношении старшей сестры.

 

Дисменорея. «У другой моей пациентки была жестокая дисменорея. Примечательно, что она сама прекрасно сознавала, что ее сексуальная жизнь связана со всевозможными садистскими фантазиями. Всякий раз, когда она слышала или читала о жестокостях, она испытывала половое возбуждение. Она описывала менструальные боли как ощущение, что ее внутренности вырывают из нее. Эта специфическая форма была детерминирована инфантильными фантазиями. В процессе анализа она вспомнила, что в детстве была убеждена, что во время полового акта мужчина вырывает что-то из тела женщины. Дисменорея в данном случае была своеобразным эмоциональным выходом или специфическим способом отреагирования этих старых фантазий» [26, с. 140] .

 

Аноргазмия. Для примера можно рассмотреть клинический случай А. Лоуэна [11]. Мэй - женщина, которая консультировалась у А.Лоуэна, потому что была неспособна достичь вагинального оргазма. «Я сильно возбуждаюсь во время полового акта, но когда приближается кульминация, вдруг все срывается. Перед этим я испытываю чудесную теплую истому и чувствую, как она постепенно усиливается. Затем, когда я чувствую, что апогей вот-вот наступит, а партнер готов к завершению или что он сдерживается, чтобы еще продлить удовольствие, я отступаю. Я успокаиваю себя: "Да ладно, забудь об этом. Мы снова попытаемся в следующий раз» [11, с.105].

В процессе анализа выяснилось следующее. Пассивность характера Мэй проявилась очень рано, и мать развивала эту склонность, обращаясь с ней как с куклой.

Несмотря на сознательную попытку измениться, Мэй осталась почти такой же, как ее доминирующая мать, с которой она себя бессознательно отождествляла. Мэй не могла отделить роль матери, которую она играла для мужа, от позиции сексуального подчинения. Это были взаимно сбалансированные позиции, которые уравновешивали ее чувство неполноценности и превосходства. Точно так же презрение к мужчине отражало ее презрение к себе самой. В своей сексуальной роли Мэй изображала маленькую девочку, которая подчиняется процедуре введения клизмы. Мэй допускала, что может быть сексуально незрелой, однако воспринимала себя как зрелого человека в других отношениях. Анализ личности Мэй позволил объяснить, что ее невротические склонности приводили к неспособности достичь вагинального оргазма.. Через уподобление мужчине, то есть фиксируя сексуальные чувства на клиторе, Мэй отрицала, что является сексуальным объектом (пассивным, подчиненным), и утверждала свое право считаться равной мужчине (активной, агрессивной). Фиксация на клиторе компенсировала чувство неполноценности, ассоциированное с проникновением в ее тело [11].

 

4.5. Факторы, влияющие на сексуальное здоровье женщины.

Прежде чем сделать выводы и завершить работу, необходимо рассмотреть факторы, способствующие женской аутентичной (завершенной) оргазмической реакции. Их выделила в своей работе Н.Шайнесс [30]. Как нетрудно заметить в ее исследовании, те же факторы можно определить как решающие для психического здоровья в целом, что лишний раз подтверждает безусловную и решающую роль психологических факторов для нормальной женской сексуальности. Здесь приходит на ум высказывание Дж.МакДугалл: «Не вызывает сомнения, что ведущая «эрогенная зона» человечества расположена в голове» [12, с.237]. Рассмотрим наиболее важные из них, относящиеся непосредственно к сексуальности.

 

1. Успешное психосексуальное развитие. Здесь можно выделить сознательное признание собственной женственности, развитие до генитальной ступени, своевременное в контексте индивидуального развития менархе, развитие груди. Другие факторы психосексуальной зрелости женщины связаны с достаточно хорошим отношением к матери и отцу, с адекватной сексуальной или эротической атмосферой в доме родителей, с позитивным сексуальным опытом в период первых сексуальных отношений, с чувством собственной ценности и сексуальной привлекательностью девушки.

 

2. Активный выбор партнера. Успех женщины главным образом обусловливается тем, что она понимает свою сексуальную активность как нечто, на что она решилась сама.

 

3. Вызывающий доверие партнер. Кроме этого, и партнер должен быть уверенным в себе, так как предполагаемая недостаточность партнера неизбежно становится ее недостаточностью. В большинстве случаев важны еще прочные отношения, как уже говорилось, женская сексуальность обычно неотделима от потребности в романтических или хороших и стабильных отношений. «Из-за особенностей эрогенных зон, из-за последствий возможной беременности и
дуалистической половой роли женщины ее связь с партнером содержит в извест­ном смысле элементы «сексуальной зависимости», которые были описаны еще Фрейдом (1918), - эта «зависимость» делает необходимым нежное и внимательное обращение партнера. Из-за своей ранимости женщина и здесь предрасположена к развитию тревоги» [30, с. 427].

 

4. Возможность непринужденно реагировать на возникшую сексуальную потребность.

 

5. Независимость от нарциссического поведения. Для аутентичной реакции характерны естественность и радость самоотдачи. При здоровой генитальной любви женщина, наряду с генитальным удовлетворением, стремится к нежности и к особого рода слиянию, или идентификации, с партнером.

 

6. Свобода от чувства вины и страха. Эти чувства неблагоприятно сказываются на реактивной способности и эмоциональной вовлеченности женщины. Здесь надо оговориться, что это происходит в норме. При наличии различных бессознательных или сознательных фантазий эти же чувства могут способствовать оргазменной разрядке.

 

7. Культурное влияние. «Сексуальные способности и способы поведения женщины несут на себе печать культурной установки на сексуальность и мораль, сексуальный кодекс и положение женщины как таковой» [30, с. 428].

 

8. Жизненная реальность «сегодняшнего дня». Повседневные данности и воздействуют на настроение. То же касается и настроения самого партнера. И связь с сексуальностью данного пункта достаточна высока.

 

9. Удовлетворенное желание быть признанной. У женщины, способной к аутентичной оргазмической реакции, личностное развитие таково, что ей не нужно больше подтверждения и она не сомневается в своей сексуальной способности.

Кроме вышеназванных большей частью психологических факторов, можно еще выделить такие физиологические факторы, как расположение ведущих эрогенных зон, (о чем партнер, желательно, был бы осведомлен), и суточная активность (зависящая от индивидуального времени наивысшего бодрствования).

Кратко резюмируя сказанное, можно сказать, что женщина, активно включенная в сексуальные отношения, в которые она «вступила или намеренно завела, не являясь при этом сторонним наблюдателем и не интеллектуализируя, без навязчивых размышлений о них и не придумывая особых условий, не испытывая тревоги или страха, не «продуцируя» себя нарциссически и не конкурируя с партнером, начинает испытывать страсть и отваживается реагировать тем способом, который полностью соответствует ее потребности, пока наконец не может больше удерживать себя под контролем - и тогда в своем изменившемся сознании она переживает полное освобождение, штиль после шторма, сопровождающийся порывом благодарности и чувством уважения к партнеру» [30, с. 428].

 

Ярослав Телегин, 2005-2006.

 

ЛИТЕРАТУРА.

 

1. Асанова Н.К. Женские стереотипы и женские перверсии. // Материалы Всероссийской психоаналитической конференции. 17-18 декабря 2005 г. Москва. – М.: РПО, 2005. – с.23-29.

2. Асанова Н.К. Развитие половой идентичности: теоретический обзор. – М., 1997.

3. Грин А. Мертвая мать. Французская психоаналитическая школа. СПб. Питер, 2005. – с. 333-362

4. Джонс Э. Жизнь и творения Зигмунда Фрейда. М. Гуманитарий. 1997.

5. Джонсон Р. Она: Глубинные аспекты женской психологии. - М: , «Когито-Центр», 1996.

6. Каплан Х.С. Сексуальная терапия. Иллюстрированное руководство - М.: Независимая фирма «Класс», 1994.

7. Кернберг О.Ф. Агрессия при расстройствах личности и перверсиях/ - М.: Независимая фирма “Класс”, 1998.

8. Куттер П. Любовь, ненависть, зависть, ревность. Психоанализ страстей - М. Изд. Дом «София», 2004.

9. Куттер П. Современный психоанализ. – СПб., 1997. – 290 с.

10. Кинси А. «Сексуальное поведение женщины», 1953.

11. Лоуэн А. Любовь и оргазм.- М.:Институт Общегуманитарных Исследований, 1997.

12. МакДугалл Дж. Тысячеликий Эрос. Под ред. М. М, Решетникова, СПб. Издание ВЕИП и Б&К, 1999.

13. Мастерс У., Джонсон В., Колодни Р. Основы сексологии, М. «Мир» - 1998.

14. Матевосян С.Н. Половая идентичность и ее девиации. Из журнала «Психоаналитический вестник», М. 2005. № 13. с. 112-141.

15. Павлова О.Н. Женственность: психоаналитическая реальность и миф.// Материалы Всероссийской психоаналитической конференции. 17-18 декабря 2005 г. Москва. – М.: РПО, 2005. с.143-148

16. Пайнс Д. Бессознательное использование своего тела женщиной. СПб. Издание ВЕИП и Б.С.К., 1997.

17. Савина О.О. Некоторые особенности становления мужчин и женщин в период взросления Материалы Всероссийской психоаналитической конференции. 17-18 декабря 2005 г. Москва – М.: РПО, 2005. – с.293-296.

18. Тайсон Р., Тайсон Ф. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург, «Деловая книга», 1998.

19. Фенихель О. Психоаналитическая теория неврозов. М. Академический проект, 2004.

20. Фрейд 3. О женственности // Интерес к психоанализу - Минск: Попурри, 2004. с. 554-576.

21. Фрейд 3. Женственность // Введение в психоанализ. Лекции. М.: Наука, 1991.

22. Фрейд З. Три очерка по теории сексуальности. Психология бессознательного. - СПб., Питер, 2003. с. 113-181.

23. Холдер А. Эдипов комплекс. Энциклопедия глубинной психологии. Том 1. Зигмунд Фрейд: жизнь, работа, наследие. М. , МГ Менеджмент, 1998. с. 613-621.

24. Хорни К. О развитии комплекса кастрации у женщин.//Самоанализ. Психология женщины. Новые пути в психоанализе.-СПб.: Питер, 2002.

25. Хорни К. Отрицание вагины. Размышления по поводу проблемы генитальной тревоги, специфичной для женщин. Женская психология. СПб. ВЕИП, 1993.с.115-129.

26. Хорни К. Психогенетические факторы функциональных женских расстройств. Женская психология. СПб. ВЕИП, 1993. с.129-142.

27. Хорни К. Сдержанная женственность: вклад психоанализа в понимание проблемы фригидности// К.Хорни Собрание сочинений в трех томах, том 1. - М., 1997.

28. Хорни К. Страх перед женщиной. Сравнение специфики страхов женщины и мужчины по отношению к противоположному полу. Женская психология. СПб. ВЕИП, 1993. с.101-115.

29. Хорни К. Уход от женственности: комплекс маскулинности у женщин глазами мужчин и женщин// К.Хорни Собрание сочинений в трех томах, том 1. - М., 1997.

30. Шайнесс Н. Женская сексуальность и эротическое переживание. Энциклопедия глубинной психологии, Том 1. - М., 1998 – с. 416-433.

31. Шассге-Смиржель Ж. Женское чувство вины. О некоторых специфических характеристиках женского Эдипова комплекса. Французская психоаналитическая школа. СПб. Питер, 2005. – с. 385-426.

32. Шкатова Н.А. Психология девиаций сексуального поведения мужчины и женщины с позиции психоанализа. //Материалы Всероссийской психоаналитической конференции. 17-18 декабря 2005 г. Москва. – М.: РПО, 2005. – с. 181-184.

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @