На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

<<Предыдущий раздел

Телегин Я.Ю. Защитные механизмы личности и их связь с патологическими типами характеров.

 

7.2. Обсессивно-компульсивный характер. Случай «Человека- крысы» из работы З.Фрейда «Заметки об одном случае невроза навязчивости» 1909 г.

Обсессивно-компульсивная личность – в случае данного характера оправданно обратиться также к клинической литературе по причине наибольшей его проработанности, также, как и истерии, в психоаналитической и психотерапевтической практике, а также наилучшими прогнозами в лечении или коррекции. Речь пойдет о случае невроза навязчивости с компульсивными импульсами – случае «Человека- крысы», описанном З.Фрейдом в работе «Заметки об одном случае невроза навязчивости» в 1909 году. Для понимания же отдельных проявлений обсессий и компульсий можно обратиться к русскому литературному наследию, где образы «маленького» человека – навязчивого невротика были нередки. Здесь уместно упомянуть [14] персонажей Гоголя – это и Плюшкин из «Мертвых душ», и Башмачников из «Шинели»; у  Чехова – Червякова из «Смерти чиновника».

Бессознательный мир обсессивно-компульсивных людей имеет «анальную» проблематику. Это - классический характер на уровне невротической структуры личности. Ведущими защитными механизмами выступают изоляция аффекта – в форме навязчивых мыслей (у обсессивных характеров), хотя обычно это зрелые их производные – рационализация, морализирование, интеллектуализация, компартнентализация;  и аннулирование – в форме магических навязчивых действий (для компульсивных характеров). В целом для характера присуще реактивное образование (здесь как утрированная «правильность» против желания быть аморальным) и отчасти смещение аффекта. Проследим проявление этих защит у «Человека-Крысы»:
- навязчивые мысли (изоляция аффекта) начались в детском возрасте:

«Когда мне было шесть, я уже страдал от эрекций, и я знаю, что однажды я пришел к матери жаловаться на это. Я знаю также, что, делая это, я переживал дурные предчувствия. У меня было чувство, что имеется некая связь между этим предметом и моими идеями и любопытством, и тогда у меня была болезненная идея, что родители знают мои мысли; я объяснял это себе тем, что мог, вероятно, говорить вслух, не слыша сам себя. Я рассматриваю это как начало моей болезни. Мне очень нравились некоторые девочки, и у меня было сильное желание видеть их обнаженными. Но, желая так, я имел жуткое чувство, что что-то должно случиться, если я буду так думать, и, что я должен сделать все, что угодно, чтобы это предотвратить”. (В ответ на предложение дать пример этих страхов, он сказал: “Например, что мой отец может умереть”.) “Мысли о смерти моего отца занимали мое сознание с очень ранних лет в течение длительного периода времени и очень подавляли меня».

«Обсессивный страх нашего пациента, реставрированный в своем первичном значении, будет выглядеть так: "Если у меня есть желание видеть женщин раздетыми, то мой отец должен будет умереть". Этот болезненный аффект определенно имел оттенок жути и cуеверия и уже давал начало возникновению импульсов делать что-то, чтобы отвращать грозное зло. Эти импульсы были в последующем развиты в защитные мероприятия, которые предпринимал пациент».

И в дальнейшем, главной особенностью его расстройства были страхи, что что-то может случиться с двумя людьми, которых он очень любил - с его отцом и с женщиной, которой он восхищался. По этому поводу он постоянно был охвачен обсессивными мыслями и компульсивными действиями, что ярко иллюстрируют следующие примеры:

«Кроме своей мании похудения, он произвел целую серию других обсессивных актов во время пребывания дамы на курорте: и, по крайней мере, их часть непосредственно связана с ней. Однажды, когда они вместе катались на лодке и задул сильный ветер, он счел себя обязанным надеть на нее свою шляпу, так как у него в голове сформулировалась команда, что ничего не должно с ней случиться. (Слова "за что он мог бы быть обвинен" должны быть добавлены, чтобы закончить смысл.). Это был вид обсессии для защиты, и, кроме того, проложил путь для последствий. В другой раз, когда они сидели вместе во время грозы, ему навязалась, он не мог сказать почему, необходимость считать до сорока или до пятидесяти между вспышками молний, сопровождаемыми ударами грома. В день ее отъезда он споткнулся о камень, лежащий на дороге и был вынужден переместить его с пути на обочину, так как им овладела идея, что так как ее экипаж проедет здесь несколькими часами позднее, то по причине наличия здесь этого камня может произойти несчастье.».

В последнем случае, надо заметить, что такие компульсивные акты состоят из двух последовательных стадий, в которых вторая нейтрализует первую и являются типичной особенностью обсессивных неврозов. Сознание пациентов естественным образом неправильно понимает их и выдвигает набор вторичных мотивов для придания им значения - попросту рационализирует их.

Пример реактивного образования можно выделить из следующего эпизода:

«В период оживления его благочестия, он обычно молился за себя, что занимало все большее время и обычно длилось полтора часа. Причина была в том, что он обнаружил, как своеобразный Валаам наоборот, что нечто вставляется в его набожные фразы и оборачивает их в свою противоположность. Например, если он говорил: "Да защити меня Господь", злой дух немедленно инсинуировал "нет". (Сравните с похожим механизмом в знакомых случаях со святотатственными мыслями у набожных людей.). В одном из таких эпизодов ему в голову пришла идея произнести вместо молитвы проклятие, так как он был уверен, что в этом случае также прокрадутся противоположные по смыслу слова».

Еще ярче реактивное образование и смещение аффекта описыватся Фрейдом в том же случае, но по поводу другого обсессивно-компульсивного пациента:

«Я был поражен тем, что флориновые банкноты, которыми он расплачивался за консультации, были неизменно чистые и гладкие. … он рассказал мне, что они вовсе не новые, просто это он гладит их дома утюгом. Это для него вопрос совести, объяснял он - не расплачиваться грязными банкнотами, потому что на них оседают все виды опасных бактерий, и они могут причинить некий вред их получателю. …  А я смог только обратить внимание на контраст между его щепетильностью по поводу бумажных флоринов и его бессовестностью в произведении абьюза доверившихся ему девушек, и предположить, что аффект самоупрека был смещен».

Таким образом, на материалах случая Человека-Крысы я рассмотрел действие ведущих защит при обсессивно-компульсивном неврозе. Чтобы иметь общее представление о случае, можно добавить, что пациент был осфресиоланьяк. По его собственным словам, будучи ребенком, он узнавал каждого по его запаху, как собака; и даже когда он вырос, он оставался более чувствителен к запахам, чем большинство людей. Это позволило Фрейду предположить, что тенденция к осфресиолании, угасшей с возрастом, может играть роль в генезисе неврозов, а также дает некоторые объяснения того, почему по мере продвижения цивилизации (прямохождение и связанная с ним атрофия нюха) именно сексуальной жизни уготовано стать жертвой подавления. Ибо мы имеем хорошо известную в организации животных тесную связь между сексуальным инстинктом и функцией обонятельного органа.

Психическое здоровье пациента было возвращено ему при помощи психоанализа.

Продолжение>>

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @