На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

<<Предыдущий раздел

Телегин Я.Ю. Защитные механизмы личности и их связь с патологическими типами характеров.

 

5. Защиты «высшего порядка». Адаптивные и патологические черты.

 Как уже было сказано, механизмы защиты «высшего порядка» формируются внутри структуры «Я-Оно-Сверх-Я». Поэтому они часто используются в качестве адаптивных процессов, а самые зрелые из них (к примеру сублимацию и юмор), можно отнести к механизмам преодоления тревожных ситуаций. Люди, личность которых описана психоаналитическими наблюдателями как организованная на невротическом уровне, опираются в основном на зрелые защиты второго порядка. При этом они используют также и примитивные защиты, которые, однако, не столь заметны на фоне их общего функционирования и проявляются, как правило, лишь во время необычайного стресса. Хотя наличие примитивных защит не исключает диагноза структуры характера невротического уровня, отсутствие зрелых защит исключает его. Защитные механизмы «высшего порядка» имеют надежный контакт с реальностью и их использование обусловлено «вторичным процессом».

Здесь будут описаны основные защиты «высшего порядка» в соответствии с частотой их упоминания терапевтами-практиками и их соотносимостью с индивидуальными паттернами характера - вытеснение, регрессия, изоляция, интеллектуализация, рационализация, морализация, компартментализация, аннулирование, поворот против себя, смещение, реактивное формирование, реверсия, идентификация, отреагирование, сексуализация, сублимация и юмор.

Некоторые из «высших»  защит также могут быть доминирующими в структуре патологических характеров, но на уровне невротической организации личности. Они характерны для «классических» невротиков – истерических и обсессивно-компульсивных характеров. В других же случаях эти защиты выступают в качестве дополнительных.

Вытеснение - основная защита высшего порядка, поэтому она будет рассмотрена достаточно подробно.

По словам В. Тэхке [17], вытеснение – первое самозащитное действие, основанное на индивидуальном суждении, в котором собственное Я активно использует психическую мощь для отвращения от осознания несовместимых психических содержаний.

Первые же представления З.Фрейда о вытеснении легли в основу психоанализа. Вытеснение состоит в бессознательно мотивированном забывании, или избежании осознания внутренних побуждений и внешних событий, которые репрезентируют соблазны, неосуществимые и пугающие желания и наказания за запретные наслаждения, а также просто намекают на них. Информация блокируется, чтобы помешать ее воздействию и избежать страданий при осознании. Тем не менее, хотя вытесненное не переживается на сознательном уровне, оно сохраняет свою действенность и продолжает оказывать влияние с бессознательного уровня.

С точки зрения развития, вытеснение можно рассматривать как средство, с помощью которого ребенок справляется с нормальными с точки зрения развития, но неосуществимыми и пугающими желаниями, например, желание уничтожить одного из родителей, чтобы самому обладать другим. Он постепенно научается отсылать эти желания в бессознательное. Современные аналитики считают, что человек должен достигнуть чувства целостности и непрерывности собственного Я, прежде чем станет способен сдерживать беспокоящие его импульсы вытеснением. У людей, ранний опыт которых не позволил им приобрести эту константность идентичности, неприятные чувства имеют тенденцию сдерживаться при помощи более примитивных защит - отрицания, проекции и расщепления.

Паттерн неклинического действия вытеснения наиболее иллюстративен в случае простого забывания имен или намерений – того, что Фрейд называл частью «психопатологии обыденной жизни». В психоанализе обнаруживается, что имя или намерение забываются, если они сопряжены с подавленным мотивом, обычно из-за их ассоциации с неприемлемой инстинктивной потребностью.

Конфликты возникают в случаях, когда происходят события, относящиеся к материалу, вытесненному в прошлом. Если попытка вытесненного материала найти разрядку в виде дериватов (производных) терпит неудачу, возникает стремление вытеснить любое событие, ассоциативно связанное с изначально вытесненным материалом. Этот процесс получил название «вторичного вытеснения». Создается впечатление, что вытесненное, подобно магнетической силе, притягивает все, хоть как-то связанное с ним, чтобы тоже подвергнуть вытеснению.

Вытеснение может выдавать себя двояким образом:
- «пустотами», т.е. отсутствием определенных идей, чувств, отношений, которые представляли бы адекватную реакцию на действительность (вторичное вытеснение);
- навязчивым характером приверженности неким идеям, чувствам и отношениям, представляющим собой дериваты.

Собственно вытеснение – основной механизм истерии. Отношение к неприемлемым вещам таково, словно они не существуют, при этом вытесняются, как правило, сексуальные побуждения, агрессивность же признается и расценивается как зло. Истерики обращают запертую сексуальность в диффузную нервозность – такой была трактовка Фрейда. Поэтому они бывают сексуально провоцирующи, не осознавая сексуального предложения, кроющегося в их поведении и, соответственно, обычно не получая сексуального удовлетворения. Отсюда и склонность к эксгибиционизму, браваде при бессознательном опасении агрессии.

Поскольку вытесненное продолжает существовать на бессознательном уровне и формирует дериваты, вытеснение никогда не происходит раз и навсегда, на его поддержание требуется непрерывный расход энергии, так как оно постоянно стремится к разрядке, и для реализации других целей энергии уже не хватает. Этим объясняются некоторые виды невротической усталости. Типичное невротическое чувство неполноценности соответствует энергетическому истощению. У невротиков формируются установки на избежание ситуаций, в которых возможна мобилизация вытесненного материала (фобии).

Элемент вытеснения присутствует в действии большинства защит высшего порядка. В свете этого обстоятельства можно приветствовать изначальное предположение Фрейда, что вытеснение является прародителем всех других видов защитных процессов.

Регрессия – простой защитный механизм, относящийся в развитии к подфазе воссоединения, когда, по мнению О.Фенихеля [18], при фрустрации индивид обращается к ранним периодам жизни, когда испытывал большее наслаждение, и к ранним видам удовлетворения, которые были полнее. Ее выраженность зависит от степени колебания при принятии нового способа удовлетворения и силой фиксации на прежних способах.

Другие защитные механизмы запускаются благодаря активности Я, при регрессии Я гораздо пассивнее, регрессия случается с ним. Слабость организации Я – основная предпосылка использования регрессии в качестве механизма защиты.

В патологическом виде можно рассмотреть следующие варианты развития регрессии:
- Некоторые люди используют регрессию как защиту чаще, чем другие. Например, некоторые реагируют на стресс, вызванный ростом и возрастными изменениями тем, что заболевают. Многие, у кого не диагностируется та или иная болезнь, порой физически чувствуют себя очень плохо и укладываются в постель. Этот вариант регрессии, известный как соматизация, обычно оказывается резистентным к изменениям и трудным для терапевтического вмешательства.
- регрессия от взрослых форм сексуальности к инфантильным формам. Эта регрессия является предпосылкой неврозов. При полной регрессии весь прегенитальный комплекс, включая такие характеристики, как амбивалентность и бисексуальность, замещает генитальность. К примеру, типичный компульсивный невротик отказывается от генитальности и вновь становится анально-садистичным.
- при регрессии к первичному нарциссизму имеет место блокирование Я.

Таким образом, соматизация и ипохондрия, как и другие виды регрессии, являющие собой беспомощность и детские модели поведения, могут служить краеугольным камнем в характере личности. Когда регрессия определяет чью-то стратегическую линию преодоления жизненных трудностей, этот человек вполне может быть охарактеризован как инфантильная личность. Это определение не совсем вписывается в структуру патологических характеров, и если следовать ей, наибольшее отношение этот механизм относится к истерическим личностям. Согласно Н. МакВильямс [10], регрессивный компонент истерического поведения был, да и сейчас распространен в некоторых женских субкультурах – это наигранное онемение, девичьи смешки, излияния чувств по отношению к сильным мужчинам, а также обмороки, особенно в культурах XIX века.

Изоляция аффекта -  отделение аффективного аспекта переживания или идеи от своей когнитивной составляющей.

Изоляция аффекта считается самой примитивной из «интеллектуальных защит», а также базовым образованием в механизме действия таких психологических операций, как интеллектуализация, рационализация и морализация. Общим для всех этих защит является отсылка в бессознательное личностного, внутреннего значения любой ситуации, идеи или внешних обстоятельств. Когда первичной защитой становится изоляция, и паттерн жизни отражает завышенную оценку значимости рассуждений и недооценку чувств, тогда структура характера определяется как обсессивная.

О. Фенихель [18] также считал, что данный механизм защиты превалирует в компульсивных неврозах, когда пациенты не забывают своих патогенных травм, но утрачивают их связи и эмоциональная значимость.

Прототип изоляции у нормальных людей – логическое мышление, которое состоит в устранении аффективных ассоциаций в интересах объективности. Компульсивные невротики в своих изоляционных устремлениях представляют собой карикатуру на нормальных мыслителей и зачастую свободные ассоциации им не удаются, так как они всегда жаждут порядка, рутины, системы, что с психологической точки зрения означает нежелание освобождаться от своих изоляционных тенденций.

Интеллектуализация – процесс мыслительной деятельности, подменяющий эмоциональное переживание и препятствующий чувственному восприятию реальности, вариант более высокого уровня изоляции аффекта от интеллекта.

Интеллектуализация сдерживает обычное переполнение эмоциями таким же образом, как изоляция сдерживает травматическую сверхстимуляцию. Когда человек может действовать рационально в ситуации, насыщенной эмоциональным значением, это свидетельствует о значительной силе Я, и  защита действует эффективно. Однако, если человек оказывается неспособным оставить защитную когнитивную неэмоциональную позицию, то другие склонны интуитивно считать его эмоционально неискренним и его способности к игровому поведению становятся сильно ограниченными.

Интеллектуализация бывает интенсивной в подростковом и юношеском возрасте, когда превалируют сильные сексуальные и агрессивные импульсы.

В характерологии интеллектуализация свойственна как «зрелая» защита для шизоидных и обсессивных личностей, впрочем, не являясь ведущей.

Рационализация – процесс логического, рассудочного объяснения человеком собственных мыслей, установок, поступков и действий, позволяющий оправдывать и скрывать их истинные мотивы. Рациональное объяснение как защитный механизм направлено не на разрешение противоречия как основы конфликта, а на снятие напряжения при переживании дискомфорта с помощью квазилогичных объяснений. Мотивы защитного характера проявляются у людей с очень сильным Сверх-Я, которое, с одной стороны вроде бы не допускает до сознания реальные мотивы, но, с другой стороны, дает этим мотивам реализоваться, но под красивым, социально одобряемым фасадом. К. Хорни писала, что рационализация – это «самообман посредством логического рассуждения».
Чем человек умнее и способнее к творчеству, тем лучшим рационализатором он является. Защита работает доброкачественно, если она позволяет человеку наилучшим образом выйти из трудной ситуации с минимумом разочарований. Однако как защита она имеет слабую сторону: фактически все может быть - и бывает - рационализировано.

Рационализация проявляется не только в когнитивной, но и поведенческой сфере, когда поведение выстраивается рационально, по жесткому алгоритму, превращаясь в ритуал. Такое слияние рационализации и ритуальности в поведении наблюдается в обсессивных неврозах – здесь происходит рациональное обоснование тщательного выполнения навязчивых действий – мытья рук, счета ступенек и т.д.

Близкой родственницей рационализации является следующая защита – морализация.

Морализация – направление человеком своих желаний, действий или поступков в область оправданий или моральных обязательств, поиск путей для того, чтобы чувствовать, что он обязан следовать в данном направлении.

Н. МакВильямс рассматривала морализацию как более высокоразвитую версию расщепления в том смысле, что склонность к морализации является поздней стадией примитивной тенденции глобального деления на плохое и хорошее. В морализации можно усмотреть действие Сверх-Я, обычно ригидного и наказующего. Морализация является очень важной зашитой в организации характера, которую аналитики называют моральным мазохизмом. Моральные мазохисты используют морализацию для того, чтобы справиться со своими внутенними переживаниями. Некоторые обсессивные и компульсивные люди также привязаны к этой защите, опять же, как и в случае с рационализацией, для сепарации аффекта от его когнитивной составляющей.

Раздельное мышление – возможность сосуществования двух конфликтующих состояний без осознанной запутанности, вины, стыда или тревоги. Как и изоляция аффекта, раздельное мышление находится ближе к более примитивной стороне, но тогда как изоляция подразумевает разрыв между мыслями и эмоциями, раздельное мышление означает разрыв между несовместимыми мысленными установками.
В патологии раздельного мышления мы можем обнаружить людей, которые, к примеру, являются большими гуманистами в общественной сфере, но при этом жестоки в обращении со своими детьми у себя дома. Этот термин применим только в тех случаях, когда обе противоречивые идеи или оба действия доступны осознанию. При конфронтации человек, использующий раздельное мышление, будет рационализировать противоречия, чтобы избавиться от них.
Как и другие рассмотренные выше когнитивные защиты, компартментализация является характерной защитой для обсессивных характеров, но, в силу большей примитивности данной защиты, достаточно часто встречается у людей с психическими патологиями вне зависимости от характерологии (домашний тиран, учитель-педофил и т.д.).

Аннулирование – когда реально или магически делается нечто позитивное, противоположное тому, что реально или магически было сделано предварительно.
Н. МакВильямс рассматривала аннулирование в качестве зрелого преемника всемогущего контроля, вследствие его магического характера, зрелость же этой защиты в том, что человека, ее использующего, можно побудить, взывая к наблюдающему Я, увидеть смысл суеверного поведения. О.Фенихель [18] связывал этот механизм с реактивным образованием.

Все симптомы, символизирующие искупление, принадлежат к этой категории. Аннулирование не всегда состоит в навязчивом желании сделать противоположное сделанному, но иногда парадоксальным образом заключается в повторении действия, но с установкой на противоположное бессознательное значение.
Неудача механизма аннулирования, обусловленная посягательством на защиту со стороны отвергнутых побуждений, приводит к ряду феноменов, часто встречающихся при компульсивных неврозах. Это могут быть увеличение числа повторений, навязчивый счет с бессознательным значением подсчета необходимых повторений, расширение успокоительных церемоний, навязчивые сомнения и т.д.. В целом, когда аннулирование является центральной защитой в репертуаре человека, а действия, обладающие бессознательным смыслом искупления прошлых преступлений, представляют собой главное средство поддержания самоуважения индивида, мы расцениваем этого человека как компульсивную личность.

Поворот против себя – перенаправление негативного аффекта, относящегося к внешнему объекту, на себя, механизм защиты, описанный еще З.Фрейдом.  Гипотеза о действии этого механизма была рассмотрена им в работе «Скорбь и меланхолия», где он исходит из возникновения мощного негативного импульса в отношении не оправдавшего ожидания объекта. Но, так как последний остается объектом привязанности, эти импульсы обращаются на Я, которое как бы вбирает в себя этот объект. При этом СверхЯ учиняет суд над собственным Я, как над этим не оправдавшим ожидание объектом.

С точки зрения современных представлений Н. МакВильямс, у многих людей существует тенденция обращать против себя негативные аффекты, отношения и восприятия благодаря иллюзии, что этот процесс дает больше контроля над неприятными ситуациями. Поворот против себя является популярной защитой среди более здоровых людей, которые устойчивы перед искушением отрицать или проецировать неприятные качества, а также у тех, у кого подобные тенденции вызывают тревогу. Они предпочитают заблуждаться, считая, что трудности - это скорее их вина, чем чья-то еще. Автоматическое и компульсивное использование данной защиты является общим для депрессивных личностей. Они склонны предпочитать иррациональную вину и испытывать страдания, чтобы избежать беспомощности. Поворот против себя наблюдается также в некоторых случаях мазохистического характера, но эти люди более активны, чем депрессивные, и их поведение отражает потребность что-то сделать со своими депрессивными чувствами.

Смещение – перенаправление драйва, эмоции, озабоченности чем-либо или поведения с первоначального или естественного объекта на другой, потому что его изначальная направленность по какой-то причине тревожно скрывается.

Положительные виды смещения включают в себя перевод агрессивной энергии в созидательную активность (к примеру, большой объем работы в возбужденном состоянии), а также переадресовку эротических импульсов с нереальных или запрещенных сексуальных объектов на доступного партнера.

В патологии смещением можно объяснить сексуальные фетиши (к примеру, переориентацию эротического интереса с гениталий человека на бессознательно связанную область - ноги или даже обувь). Если человек использует смещение тревоги с какой-то одной области на весьма специфический объект, который символизирует пугающее явление (к примеру, страх пауков, боязнь ножей, которым придается особое бессознательное значение), то он страдает фобией. Смещение аффекта, особенно гнева, присуще в качестве дополнительного защитного механизма для обсессивных личностей.

Реактивное образование – преобразование негативного аффекта в позитивный или наоборот,  формирование таких осознаваемых установок, эмоций и поведения, которые противоречат подсознательным неприемлемым желаниям и чувствам, устранение амбивалентности. Проявление реактивного образования инициируется конфликтом между желанием и запретом на его удовлетворение со стороны строгого СверхЯ.

О. Фенихель считал, что реактивные образования – это особый вид вытеснения, они создаются «раз и навсегда», определенным образом изменяя личность. Индивид, построивший реактивные образования, не формирует защитных механизмов при угрозе со стороны инстинктов, структура его личности изменена, словно опасность присутствует постоянно, и он всегда готов с ней встретиться. К примеру, компульсивные невротики с утрированной чистоплотностью и любовью к порядку борются с инстинктивными потребностями в нечистотах и беспорядке; ригидность этих качеств и неожиданные «прорывы» выдают реактивную природу казалось бы позитивных черт характера.

Большинство патологических черт характера соответствуют реактивному образованию. Если нормальные черты характера допускают разрядку, то патологические служат в основном удержанию на бессознательном уровне сохранившихся противоположных тенденций.

Фрейд в своей работе «Характер и анальная эротика» полагал, что добросовестность, бережливость и усердие обсессивно-компульсивных личностей являются реактивными образованиями, направленными против желания быть безответственным, беспутным, расточительным, недисциплинированным.

Также, реактивные образования характерны для параноидного характера, когда враждебные чувства и агрессивные импульсы являются главным содержанием психопатологии. З.Фрейд в работе «Психоаналитические заметки об автобиографическом описании случая паранойи» объяснял паранойю посредством успешного неосознанного действия реактивного формирования («Я Вас не люблю, я ненавижу Вас»),  и проекции («Это не я ненавижу вас – это вы ненавидите меня»).

Реверсия – по определению Н. МакВильямс - это способ справиться с чувствами, которые представляют психологическую угрозу собственному “Я”, путем проигрывания сценария, переключающего отношение человека с субъекта на объект или наоборот. Достоинством реверсии является то обстоятельство, что человек перемещает сильные аспекты трансакций таким образом, чтобы играть скорее в инициирующую роль, чем отвечающую. Если развивается положительный сценарий, защита работает конструктивно. Если же имеет место отрицательный сценарий - деструктивно.

При рассмотрении этого и многих других высших защитных механизмов не обнаруживается ни одного типа личности, который бы отражал сверхзависимость от них. Психологически здоровые люди стремятся не только использовать большинство зрелых защит (в том числе реверсию). Они также сдерживают тревогу и справляются с другими тяжелыми эмоциональными состояниями, обращаясь к различным защитным моделям.

Идентификация - зрелый уровень осознанной (или частично бессознательной) попытки стать похожим на другого человека. Эта способность развивается естественным образом, начиная с ранних инфантильных форм, содержащих желание проглотить другого человека целиком, до более тонких и субъективно произвольных процессов выборочного принятия качеств другого человека. Считается, что потенциал идентификации расширяется и модифицируется в течение всей жизни и является основой психологического роста и изменений (следует отличать высшую идентификацию от проективной и идентификации с агрессором).

Так как идентификация представляется средством на все случаи жизни, она более часто используется как защита в случаях эмоционального стресса (когда подвергаются проверке на прочность имеющиеся субъективные представления о том, кто ты есть). Очевидно, смерть и потеря подталкивают к идентификации с утраченным объектом любви, а затем - с теми, кто займет место утраченного в эмоциональном мире человека. Желание подростков найти героев, с которыми они могли бы соревноваться в попытках справиться со сложными требованиями пубертатного периода, наблюдается в течение многих веков. Некоторые люди идентифицируются более легко и гибко, чем другие, представляя собой как бы “промокашку”, впитывающую любые психологические чернила. Очевидно, к группе риска относятся те, кто хотя бы в малейшей степени страдает от нарушения базовой идентичности. Здесь возможно скатывание к примитивным формам идентификации – проективной и идентификации с агрессором, характерных для параноидных и психопатических характеров.

Отреагирование вовне – поведение или эмоциональная реакция, обусловленное бессознательной потребностью справиться с тревогой, ассоциированной с внутренне запрещенными чувствами и желаниями, а также с навязчивыми страхами, фантазиями и воспоминаниями. Проигрывая пугающий сценарий, человек, бессознательно испытывающий страх, оборачивает пассивное в активное, превращает чувство беспомощности и уязвимости в действенный опыт и силу, независимо от того, насколько болезненна драма, которую он разыгрывает.

Чаще всего отреагирование наблюдается в психотерапевтической практике и относится к любому виду поведения, которое предполагает выражение отношений переноса, привносить которое в терапию в словесной форме пациент чувствует для себя еще недостаточно безопасным.

Отреагирование вовне является дополнительной защитой при нескольких видах патологических характеров и зависимого поведения.

По наблюдениям Н. МакВильямс, люди с истерической организацией личности известны отреагированием своих сексуальных сценариев; людей со всеми видами зависимости можно рассматривать как отреагирующих отношение к предмету своего предпочтения (химическая зависимость может усложнить то, что уже было психологической зависимостью); люди с компульсиями, по определению, являются отреагирующими, когда уступают внутреннему давлению и вовлекаются в свои определенные компульсивные действия; социопаты вновь и вновь проигрывают сложные паттерны манипуляций. Таким образом, эта защита может проявляться во многих резко отличающихся клинических случаях.

Сексуализация - защита для управления тревогой, сохранения самоуважения, нивелировки стыда или отвлечения от чувства внутренней умерщвленности посредством эротизации и сексуальных побуждений.

Многие люди используют сексуализацию для того, чтобы преодолеть и сделать более приятными некоторые печальные события в нашей жизни. Для людей разного пола имеются различия в том, что они склонны сексуализировать: для женщин более характерно сексуализировать зависимость, а для мужчин - агрессивность. Некоторые люди сексуализируют деньги, другие - грязь, третьи - власть и так далее. Многие  сексуализируют процесс обучения.

Сексуализация не является по своей сути проблематичной или деструктивной, но надо исследовать контекст и следствия ее использования во взрослом возрасте, которые определяют, надо ли расценивать ее как позитивную адаптацию, дурную привычку или патологию.

Сексуализация является проблемной или характерной, когда речь идет об истерическом и мазохистическом характере. В первом случае сексуализация происходит от вытесненной боязни сексуальности, а воспринимается окружающими именно как сексуализация – истерик же пожинает плоды того, что не было его целью; во втором же случае, мазохист сексуализирует страх перед истязающим или насилующим, и вновь вступает в такие отношения, несмотря на то, что в таких ситуациях неплохо было бы поискать помощи.

Перед тем как перейти к рассмотрению последних двух  защит высшего порядка, признаваемых многими исследователями однозначно успешными  и самыми высшими среди всех защит, отметим, что среди рассмотренных защит высшего порядка,  один из наиболее авторитетных исследователей механизмов защит О.Фенихель, однозначно отнес к патогенным при некоторых условиях вытеснение, реактивное образование, аннулирование, регрессию и производные от них защиты.

Сублимация – в общем смысле, это переключение энергии с социально и культурно неприемлемых целей и объектов на социально и культурно приемлемые. Фрейд [22] под сублимацией понимал способность менять первоначальную сексуальную цель на иную, несексуальную, но психологически ей близкую. В процессе сублимации сексуальная энергия находит выход за пределы телесного удовлетворения, и ее переключение на другие области деятельности способствует повышению психической работоспособности человека. Согласно Фрейду, инстинктивные желания обретают силу влияния, благодаря обстоятельствам детства индивида; некоторые драйвы или конфликты приобретают особое значение и могут быть направлены на полезную созидательную деятельность. Сублимация делает возможными высшие формы человеческой деятельности и играет важную роль в культурной жизни.

Сублимация расценивается как здоровое средство разрешения психологических трудностей по двум причинам: во-первых, она благоприятствует конструктивному поведению, полезному для общества, во-вторых, она разряжает импульс вместо того, чтобы тратить огромную эмоциональную энергию на трансформацию его во что-либо другое ( как при реактивном формировании) или на противодействие ему противоположно направленной силой (отрицание, репрессия). Такая разрядка энергии считается положительной по своей сути: она позволяет человеческому организму поддерживать необходимый гомеостаз.

Сублимация остается понятием, на которое ссылаются исследователи, если указывают на найденный кем-то креативный и полезный способ выражения проблемных импульсов и конфликтов. Таким образом, сублимация характеризуется:
- торможением цели,
- десексуализацией,
- полной абсорбцией инстинкта его последствиями,
- изменениями внутри Я.

Если связать процесс сублимации и аналитическую терапию, можно найти общие черты в целях терапии и механизме действия сублимации, так как цели терапии включают в себя понимание всех аспектов собственного Я (даже самых примитивных и беспокоящих), развитие сострадания к самому себе (и к другим) и расширение границ свободы для разрешения старых конфликтов новыми способами. Эти цели не подразумевают «очищения» собственного Я от вызывающих отвращение аспектов или блокирование примитивных желаний. Сходный в целом механизм демонстрирует сублимация. Именно это позволяет считать сублимацию вершиной развития Я, многое объясняет в отношении психоанализа к человеческому существу и присущим ему возможностям и ограничениям.

Если говорить о связи с характерологией, то сублимация особенно присуща шизоидам в положительном плане  «исправления» характера. Более здоровые шизоиды направляют свои ценные качества в искусство, науку, духовные изыскания, что, вследствие остающейся доминирующей в их характере изоляции, позволяет им добиваться значительных успехов в данных областях.

Юмор – его тоже можно назвать высшей успешной защитой и определить как один из способов разрядки – преобразовании отрицательных чувств в нечто прямо противоположное – в источник смеха. Роль юмора в этом случае сводится к защите человеческого Я, поскольку позволяет сохранить самообладание, достоинство и самоконтроль в тревожных условиях.

Фрейд [22] определял юмор как «средство получения удовольствия, несмотря на предшествующие ему мучительные аффекты». Юмор подавляет развитие этого аффекта, занимая его место. Причем удовольствие от юмора возникает в этих случаях за счет неосуществившегося развития аффекта – «оно вытекает из экономии аффективной затраты». Многие исследования показали, что особенность юмора как психологической защиты состоит в автоматическом преобразовании чувств. Локализация юмора в предсознании делает его непохожим на классические виды защитных механизмов. Как говорил  Фрейд, юмор может быть понят как высшая из защитных функций.

С точки зрения положительных качеств некоторых патологических характеров, юмор наиболее присущ маниакальным и истерическим личностям.

Продолжение>>

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @