На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

<<Предыдущий раздел

Телегин Я.Ю. Защитные механизмы личности и их связь с патологическими типами характеров.

 

2. Мотивы возникновения защитных механизмов.

Какие же ситуации провоцируют защитные реакции и какие мотивы их вызывают?

Данный  вопрос подробно исследовали  в своих работах А.Фрейд («Я и механизмы защиты») и О.Фенихель («Психоаналитическая теория неврозов»).

Мотивы защиты укоренены во внешних влияниях. Но внешний мир нельзя вытеснить, он только вынуждает Я развивать вытесняющие силы. Невроз и защита не могли бы возникнуть без интрапсихической структуры, репрезентирующей внешний мир и предвидящей события, таким образом, исходный конфликт между Я и внешним миром должен быть сначала трансформирован в конфликт между Оно и Я, и лишь тогда возможно формирование невротического конфликта. В свете этого утверждения становится понятным деление механизмов защиты на примитивные (инфантильные), действующие на границе Я и внешнего мира, и высшего порядка, формирующиеся внутри структуры Я-Оно-Сверх-Я.

Внешний мир нельзя устранить иначе чем с помощью Я. Но восприятие можно действительно предотвратить, и тогда реальность задействуется в невротический конфликт, имеющий место между Я и Оно (заметим сразу, что Сверх-Я также может участвовать в невротическом конфликте на каждой из сторон). При психоневрозах имеют место отрицательные галлюцинации, репрезентирующие отвержение части внешнего мира, забывание и неправильная интерпретация внешних событий в целях осуществления желаний, всевозможные ошибки в оценке реальности под давлением бессознательных желаний и страхов.

Таким образом, защитные установки существуют в отношении болезненного восприятия, наподобии защиты от любой боли. Но при психоневрозах, основанных на блокировании разрядки, на переднем плане оказывается защита от инстинктивных побуждений, защита же от перцепции и аффектов выполняет вспомогательную функцию, служа защите от аффектов.

Что же мотивирует защитные механизмы? Основную сущность любой психологии невротических конфликтов составляет проблема тревоги. В конечном анализе всевозможные тревоги - это страх перед  травматическим состоянием и возможностью разрушения Я возникшим возбуждением. Существуют следующие виды тревожности:
- Тревожность Сверх-Я в неврозах взрослых. Некоторые инстинктивные желания стремятся проникнуть в сознание и при помощи Я достичь удовлетворения. Я не противостоит этому, но Сверх-Я протестует. Я подчиняется высшему образованию и послушно вступает в борьбу против инстинктивного импульса со всеми последствиями, которые влечет за собой такая борьба. Характерным для этого процесса является то, что само Я не рассматривает импульс, с которым оно борется, как опасный. Мотив, побуждающий защиту, исходно не является его собственным. Инстинкт рассматривается как враждебный потому, что Сверх-Я запрещает его удовлетворение, и если он достигнет своей цели, то несомненно вызовет затруднения в отношениях между Я и Сверх-Я. Следовательно, Я взрослого невротика боится инстинкта потому, что оно боится Сверх-Я. Его защита мотивирована тревогой Сверх-Я.
- Объективная тревога (для примера - в детском неврозе). Исследование защиты в детском неврозе говорит нам о том, что Сверх-Я вовсе не является необходимым фактом в формировании невроза. Взрослые невротики стремятся отразить свои сексуальные и агрессивные желания, чтобы избежать конфликта со Сверх-Я. Маленькие дети точно так же обходятся со своими инстинктивными импульсами, чтобы не нарушать запретов своих родителей. Я маленького ребенка, как и Я взрослого, сражается с инстинктами не добровольно; его защита побуждается не собственными чувствами по этому поводу. Я видит в инстинктах опасность потому, что те, кто воспитывает ребенка, запретили их удовлетворение и вторжение инстинкта влечет за собой ограничения и наказание или угрозу наказания, детское Я боится инстинктов потому, что оно боится внешнего мира. Его защита от них мотивирована страхом перед внешним миром, т.е. объективной тревогой.

В формировании невроза, по-видимому, неважно, с чем связана тревога. Будь то страх перед внешним миром или страх перед Сверх-Я, существенно то, что защитный процесс порождается тревогой.
- Инстинктивная тревога (страх перед силой инстинктов). Если Я чувствует, что высшие защитные силы его покинули, или если требования инстинктивных импульсов становятся чрезмерными, его молчаливая враждебность по отношению к инстинктам возрастает до состояния тревоги. Влияние этой тревоги, испытываемой Я из-за силы инстинктов, в точности таково же, как и оказываемое тревогой Сверх-Я или объективной тревогой. Защитные механизмы приводятся в действие против инстинктов со всеми уже знакомыми результатами в формировании неврозов и невротических характеристик. Когда Я терпит неудачу в контроле за тревогой, аффект становится разрушительным и наблюдается тревожная истерия.

Точно те же причины, которые лежат в основе защиты Я от инстинктов, лежат и в основе его защиты от аффектов. Когда Я стремится защититься от инстинктивных импульсов на основании одного из вышеуказанных мотивов, оно обязано также отвергнуть аффекты, связанные с инстинктивными процессами. Если аффект связан с запретным инстинктивным процессом, его судьба решена заранее. Таким образом, в целом, основания защиты против аффекта лежат в конфликте между Я и инстинктом.

Мотивом для защиты также является чувство вины. Когда тревога замещается чувством вины, невротический конфликт усложняется. Чувство вины представляет собой тревогу с определенным топическим отнесением: Я испытывает тревогу по отношению к Сверх-Я. Чувство вины представляет собой болезненное суждение о прошлом, в отличие от совести, которая судит о будущем. Чувство вины знаменует прекращение нарциссического удовлетворения, первоначально получаемого от любви некоего человека извне, а впоследствии от Сверх-Я. Тревога об утрате любви или нарциссического удовлетворения, превращается в тревогу об утрате поддержки Сверх-Я, страх переходит в чувство вины, которое питает совесть, регулирующую нарциссическое удовлетворение изнутри. Чувство вины имеет оральную природу в целом и орально-садистические черты в частности.

Я, зажатое между инстинктивными потребностями и чувством вины, имеет две принципиальные возможности: либо подчиниться Сверх-Я и противостоять влечениям, либо восстать против Сверх-Я. Но в этих возможностях существует множество компромиссов. Если же Я терпит неудачу в контроле за чувством вины, происходит приступ аннигиляции или меланхолии.

Из других аффектов, мотивирующих защиту можно выделить еще такие, как отвращение и стыд.

Отвращение как мотив защиты направлено против оральных потребностей, что связывает его с чувством вины. Предтеча отвращения – архаический защитный синдром, который возникает рефлекторно, как только что-то неприемлемое попадает в пищеварительный тракт. Далее усилившееся Я научается использовать отвергающий рефлекс в своих целях и превращает его в защитный механизм: сначала для выражения негативизма вообще, затем для защиты от неприемлемых сексуальных влечений. В патологии происходят невротические приступы отвращения, когда Я вследствие прежних блокад полностью разрушается аффектом, предназначенным для защитных целей.

Стыд также во многих отношениях связан с чувством вины. Его можно рассматривать как архаичный физиологический паттерн- разглядывание посторонними автоматически приравнивалось к всеобщему презрению (позорный столб). Далее Я использует физиологический паттерн в защитных целях, подает сигнал: “если ты так поступишь, то подвернешься презрению”. При патологии сигнал оказывается сигнал оказывается неэффективным и чувство стыда принимает паникообразный и разрушительный характер.

Резюмирую вышесказанное, можно сказать, что в невротическом конфликте (между Я и Оно) инстинктивные влечения стремятся к разрядке, борясь с противодействующими тревогой, виной, отвращением и стыдом, которые в свою очередь являются мотивами образования защитных механизмов. Влечения направлены к внешнему миры, а контрсилы - от внешнего мира.

Продолжение>>

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @