На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу
Методы; история психоанализа в России и в мире; основные психоаналитические понятия. Описания процесса психоанализа; показания к прохождению; запись на консультацию и прием; обзор других видов психотерапии. Описание процесса обучения психоанализу; требования к психоаналитику; институты, обучающие психоанализу; психоаналитические общества и организации. Литература по психоанализу, психосоматике, гипнозу, общей и клинической психологии. Информация и анонсы по психоаналитическим конференциям, лекциям и семинарам; психоаналитические афоризмы и метафоры; юмор и анекдоты о психоанализе. Запись на прием к психоаналитику Практическое применение психоанализа в трудах известных психоаналитиков и современной практике. Форум по психоанализу и психотерапии

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

Об алкоголизме - отдельно и подробно, или - Можно ли научиться пить в меру?

<<< Предыдущий раздел

 

Как психологическое может замещаться физиологическим?

ЗАПИСЬ НА ПРИЕМ ПО ПРОБЛЕМЕ АЛКОГОЛИЗМА (ТОЛЬКО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ!)

 

Мы верим, что мы созданы Богом (если, конечно, мы в это верим) или, если даже верим, что произошли от обезьяны, в любом случае, мы с обезьянами себя не отождествляем, т.е. подразумеваем некоторую исключительно человеческую составляющую. Это конечно без сомнения так (человеческая составляющая у нас должна присутствовать), но и животная составляющая (мы вынуждены признаться) у нас тоже есть, все же, как никак, основа у нас биологическая одна. А удовлетворение любой потребности, и физиологической, и психологической, в конце концов, сводится к получению удовольствия.

Так вот, все дело заключается в том, что получение удовольствия содержит в себе чисто физиологическую основу, если даже удовлетворяется психологическая потребность.
Мы получаем ощущение удовольствия, когда в нашем организме вырабатываются специфические вещества, эндорфины (которые называют еще гормоном счастья).

Эндорфины (бета-эндорфин, энкефалин, динорфин и др.) - медиаторы нервной системы, содержащиеся в головном мозге, химическое строение которых очень схоже с морфином. Название эндорфин происходит от слова эндогенный (внутренний, вырабатываемый самим организмом) и морфин (опиат, содержащийся в опийном маке).

Все удовольствия, получаемые нами, сводятся в конце концов к выработке в организме эндорфинов, которые "обеспечивают" нам ощущение удовольствия (хотя сам этот механизм не сводится исключительно к выработке эндорфинов и к выработке только эндорфинов - "биохимия удовольствия" очень сложна и в нашу задачу не входит ее подробный разбор).

Эндорфины прежде всего связаны с физиологическими наслаждениями, особенно большое количество их вырабатывается при оргазме, но также они вырабатываются при наслаждении от пищи и при всех других процессах, когда задействованы рецепторы (обонятельные, вкусовые, осязательные и др.). Рецепторы, подающие сигналы в мозг о том, что нам приятно, инициируют выброс эндорфинов. Сами по себе рецепторы только датчики и не могут создавать нам состояние удовольствия, а лишь помогают отличать что нам приятно, а что нет. Но всем управляет мозг. Поэтому возможен секс без удовольствия и даже оргазм в виде болезненных ощущений - в этом случае мозг блокирует выработку эндорфинов. В теле есть также болевые рецепторы, которые существуют для того, чтобы оповещать мозг о том, что нам необходимо избегать вредоносных факторов. В некоторых случаях на сигналы этих рецепторов мозг может отвечать выбросом эндорфинов (мазохизм). Эндорфины - единственный способ получить ощущение удовольствия, но достичь этого можно разными путями.

 

 

Если мы едим вкусную пищу, первое впечатление, которое мы испытываем, - это то, что нам вкусно, оно свидетельствует о том, что такая пища нам приятна, эта информация поступает, в основном, от вкусовых и обонятельных рецепторов. Но просто ощутить, что это вкусно - было бы недостаточно. Вот когда мы начинаем есть эту вкусную пищу - в процесс возбуждения мозга включаются эндорфины, благодаря этому мы переживаем общее комфортное состояние, нам хорошо, мы получаем наслаждение от еды.

Именно здесь кроется та самая опасность, которая подстерегает многих. Люди, любящие хорошо покушать, можно сказать, "подсели" на еду, как наркоман на морфий. Ведь при еде вырабатываются эндорфины, схожие по биохимическому строению с морфином. Людям, склонным к перееданию, нужна вовсе не еда сама по себе как источник энергии - такое количество пищи, которое потребляется любителями поесть, не нужно и, даже, вредно - им нужны эндорфины, которые вырабатываются при еде, новая доза эндорфинов чтобы поднять настроение.

Зависимый человек (будь то еда, алкоголь, наркотики), очень долго не способен получать никаких удовольствий, т.к. того количества естественных аналогов сторонних химических веществ, вырабатываемых организмом, недостаточно для нечувствительных теперь рецепторов. При "снятой" физиологической зависимости обнажается психологическая зависимость.

Здесь надо различать два понятия: удовольствие и избегание неудовольствия. Если человек ест вкусную пищу, потому что ему она нравится и он в меру голоден - человек получает удовольствие. Если же человек ест, лишь бы что-нибудь съесть, потому что очень голоден - он избегает неудовольствия, в данном случае, чувства голода.

Депрессия - такое состояние, когда человек не испытывает удовольствие, хотя при этом он может вовсе не испытывать неудовольствие, например голод, физическую боль.

Люди, страдающие сильными депрессиями, однозначно утверждают, что физические страдания несоизмеримо легче душевных страданий. Это свидетельствует о том, что человеку может доставлять страдание не только и не столько неудовольствие, сколько отсутствие удовольствия.

Психогенная депрессия (депрессия, вызванная стрессом) - состояние, когда человек не может получать никакие или почти никакие удовольствия вследствие психологической травмы. Психогенная депрессия является результатом воздействия травмирующей ситуации на человека. Депрессия же, как неконструктивная форма переживания фрустрации, вовсе лишает потенциала в реализации тех потребностей, в связи с которыми и возникла депрессия: все силы "уходят" на переживание самой депрессии и "борьбу" с депрессией. Самый распространенный пример психогенной депрессии - несчастная любовь, когда мы переживаем фрустрацию, возникшую в результате препятствия в реализации нашей потребности любить и быть любимыми (или, попросту говоря, когда избранный нами объект любви не отвечает нам взаимностью).

Психогенная депрессия является травматической фиксацией, реакцией на блокирование потребности, когда желание реализовать именно эту потребность, которая недоступна, очень сильно. Получается своеобразное "застревание" на одной потребности с игнорированием других. Но так как на пути к реализации этой потребности существует непреодолимое препятствие, а другие потребности нами игнорируются (на них мы или не обращаем внимания при их удовлетворении, или мы теряем всякое желание в их удовлетворении) - тогда мы оказываемся в "вакууме", предмет наших стремлений недоступен, а все остальное потеряло для нас всякий смысл. И тогда мы полностью лишаемся любых удовольствий (нам не мил белый свет). Всем нам известен образ безнадежно влюбленного, который потерял не только сон и аппетит, но и всякий интерес к жизни. Ничто в жизни его не радует.

Также как голод (недостаток физической энергии) вызывает физическое страдание и физическое бессилие, - так и недостаток эндорфинов вызывает душевное страдание, апатию, моральное бессилие.

Когда мы испытываем психогенную депрессию - это значит что мы не способны испытывать никакие удовольствия, вследствие фиксации на какой-либо блокированной потребности. И тогда у нас появляется соблазн использовать химическое вещество для получения удовольствия, если естественный способ нам сейчас недоступен.

Химическое вещество - самый простой и доступный способ избежать душевного страдания (отсутствия удовольствия), получить удовольствие таким способом, который сейчас оказывается доступен.

И среди этих веществ самыми популярными оказываются не антидепрессанты, а алкоголь (в частности и потому, что он отпускается в палатке без рецепта).

Только опиаты имеют схожую структуру с эндорфинами. Поэтому только от опиатов (к которым относится и героин) формируется прямая, быстрая и сильная зависимость ("подсесть" на героин можно от нескольких инъекций). Шприц с героином - это шприц с концентрированным удовольствием - в этом его опасность, ничто больше не сможет теперь с ним сравниться, и человек будет зависеть теперь только от этого химического вещества.

Другие химические вещества, не схожие по строению с эндорфинами, не действуют на рецепторы мозга напрямую, а только стимулируют выработку эндорфинов. Пища, из всех веществ, доставляющих нам удовольствие, действует наиболее опосредованно и сложно: сначала возбуждаются обонятельные рецепторы носовой полости и вкусовые рецепторы рта, потом интерорецепторы пищевода и желудка, абсорбирующаяся (усваиваемая желудком и кишечником) пища пополняет кровь глюкозой (основным источником энергии для мозга), и все это, в конце концов, стимулирует выработку эндорфинов.

Алкоголь имеет более прямое воздействие (если не считать, что он может доставлять удовольствие и как пища, ведь алкогольные напитки являются пищевыми продуктами). Алкоголь, абсорбируясь в желудке, воздействует на мозг уже не опосредованно, рефлекторно, как при принятии пищевого продукта, а непосредственно, гуморально (химически через кровь) воздействуя на мозг, стимулируя выработку эндорфинов. В этом "сила" алкоголя: рефлекторное воздействие, которое имеет место при принятии пищи, в значительной степени условно (зависит от многих факторов, личностных и средовых), химическое же воздействие алкоголя на мозг безусловно - опьянение происходит всегда, вопрос только в том: сколько выпить? Но и само по себе воздействие алкоголя на мозг имеет свое значение - алкоголь действует как транквилизатор и антидепрессант одновременно, т.е. если мы выпиваем часто, то мы имеем все "необходимое" для купирования ("снятия", устранения проявлений) депрессивных состояний (то, что обещают психиатры, если мы к ним обращаемся).

 

Связь между алкоголизмом и депрессией - еще читайте тут

Депрессивное состояние близкого человека всегда очень остро переживается окружающими. Эти переживания связаны не только с сочувствием, но и с состоянием беспомощности и непонимания, которые они испытывают.

Между тем, понимание со стороны близких людей - это то, в чем больше всего нуждается человек, находящийся в депрессии. И сочувствие без понимания кажется фальшивым.

Это связано с тем, что сама депрессия, кроме того, что, являясь внутренним переживанием, представляет собой также некое послание для окружающих, прежде всего для близких людей. Человек не может существовать в изоляции, это всем известно. Но он не может существовать в изоляции не просто потому, что у него есть некая необходимость в общении, а потому что он имеет непреходящую потребность любить и быть любимым. В какой бы форме эта потребность не выражалась - это суть фундаментальная основа эмоциональной жизни человека, без которой он всего лишь конгломерат клеток, производящих потребление и выделение. Депрессивное состояние, а точнее, депрессивное поведение, следует считать выражением неудовлетворенной потребности в любви или, точнее, как метко выразился психоаналитик Шандор Радо, вопль о любви. А я бы добавил: немой вопль о любви, немой крик.

Вся трагедия человека, переживающего депрессию, заключается в том, что он оказывается неспособным выразить словами свою потребность в любви. Но часто, возможно даже чаще всего, сам человек в состоянии депрессии не может почувствовать всю остроту своей потребности в любви.

Склонность к депрессиям бывает связана с дефицитом любви в детстве со стороны родителей, прежде всего со стороны матери. Когда ребенок развивается, испытывая на себе хронический дефицит любви, ему приходится приспосабливаться, для того чтобы выжить в такой ситуации. Это приспособление заключается в том, что у него формируются специфические психологические защиты, прежде всего отрицание. Это выражается в том, что ребенку приходится отрицать свою потребность в любви: Раз любви нет - значит она мне не нужна, у меня нет в ней потребности.

Такой защитный способ реагирования становиться устойчивым. Проблема состоит в том, что психологические защиты бессознательны. В результате такого диссонанса - разверзается чудовищная пропасть между человеком, переживающим депрессию, и окружающими его людьми. Ведь этот человек не знает причину своего состояния, но находит что-то, что кажется окружающим преувеличенным, надуманными и, даже, несущественным (или несуществующим). Но ведь это ЕГО переживания - и они НАСТОЯЩИЕ!

В итоге получается, что человек в состоянии депрессии, не зная почему у него депрессия, называет "поверхностные" причины. А его близкие люди, не в силах его понять и помочь, в конце концов, дистанцируются от него. И человек, переживающий депрессию, получает вместо любви витамины и антидепрессанты, если не находит успокоение в алкоголе или наркотиках. Антидепрессанты, алкоголь и наркотики приводят к привыканию и только усугубляет его положение. Если антидепрессанты все же помогают, человек становится для всех (и для себя самого) - больным. Если же помогает алкоголь или наркотики, он становится больным и плохим. Тогда все его начинают учить и лечить - и вместо любви он в конце концов, все равно получает транквилизаторы и нравоучения. А близкие, считая это лечением - перекладывают всю ответственность с себя на нарколога. А для самого человека, переживающего депрессию, это оказывается единственной формой любви и заботы, которых ему так не хватает со стороны близких. Нарколог (или психиатр) становится для него матерью, которая заботится о нем, а значит любит его, а транквилизаторы и витамины  - молоком из ее груди. Он становится суррогатной матерью, а родственники находят себе оправдание, чтобы дистанцироваться. Так образуется порочный круг суррогатных взаимоотношений, из которого, кажется, нет выхода.

Конечно не всегда все бывает так трагично. Проблема чаще заключается не в том, что близкие люди человека, переживающего депрессию, не любят его, а в том, что они не могут выразить свою любовь и заботиться о нем так, как ему необходимо. Они не могут дать ему то, что ему так надо: молока, которого оказалось так мало в груди его матери или в бутылочке, которая заменяла грудь, когда он был еще грудным ребенком, и любви в газах матери, когда он уже научился кушать сам из тарелки с помощью ложки. Тем более это кажущееся равнодушие близких становится болезненным, если оказывается повторением взаимоотношений в детстве. Когда мать хотела своему ребенку добра, но не могла (не умела) показать ему своей любви.

Надо уметь выражать свою любовь, также как и надо научиться замечать любовь со стороны своих близких. Но как же научиться замечать любовь своей матери маленькому ребенку, если мать не может ее выразить? (Может быть в этом виновата ее мать? Или мать ее матери? Или наше общество и тяжелая жизнь? Кто научит этого ребенка, который теперь стал взрослым, замечать любовь своих близких, чувствовать потребность в любви, самому выражать свою любовь, говорить о любви?

 

Таким образом, можно сделать вывод, что алкоголизм можно рассматривать как проблему индивидуальную, и «общий» подход – купирование, кодирование здесь представляется малоэффективным, а если цель – не пить и достигается, то зачастую «закодированный» человек становится человеком без эмоций – единственную радость отняли, а отчего еще ее можно получить – не рассказали.

Но ситуация не является совсем безнадежной – обретение смысла жизни, любви, стремлений человеком через понимание себя могут поставить алкоголь в один ряд с другими удовольствиями жизни – любящими отношениями с близкими, путешествиями, интересной работой, творчеством - тогда алкоголь перестанет быть проблемой, а то и вытеснится из этого ряда.

Конечно, данная картина очень оптимистична, но Это решение каждого – попробовать воплотить это в жизнь или нет. И такой путь предлагает психотерапия. Таков ответ на вопрос- «Можно ли научиться пить в меру».

Существует еще одно важное НО – психотерапевтический путь будет эффективным только в случае, когда человек сам признает свою проблему и обратится за помощью. В этом заключается  глобальность проблемы алкоголизма – далеко не все способны и готовы признать у себя эту зависимость.

 

По материалам работ Александра Павлова - психоаналитика, психотерапевта.

 

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @