На главную страницу  
Фотогалерея психоанализа.
Вход на Форум по психоанализу
Методы; история психоанализа в России и в мире; основные психоаналитические понятия. Описания процесса психоанализа; показания к прохождению; запись на консультацию и прием; обзор других видов психотерапии. Описание процесса обучения психоанализу; требования к психоаналитику; институты, обучающие психоанализу; психоаналитические общества и организации. Литература по психоанализу, психосоматике, гипнозу, общей и клинической психологии. Информация и анонсы по психоаналитическим конференциям, лекциям и семинарам; психоаналитические афоризмы и метафоры; юмор и анекдоты о психоанализе. Запись на прием к психоаналитику Практическое применение психоанализа в трудах известных психоаналитиков и современной практике. Форум по психоанализу и психотерапии

Полное собрание сочинений работ Фрейда

Психологические тесты онлайн

Карта сайта Психоанализ.рф

Основные понятия психоанализа

Лучшие книги по психоанализу. Биографии известных психоаналитиков.

Информационные партнеры сайта

Кушетка Фрейда

Вопрос психологу, отзывы о психотерапии

Виды неврозов и психических нарушений

Поиск по сайту

Часто задаваемые
вопросы

 

Статьи по психологии и медицине

 

Об алкоголизме - отдельно и подробно, или - Можно ли научиться пить в меру?

<<< Начало

 

Давайте без эмоций! Давайте разберемся, что такое “сила воли”.

ЗАПИСЬ НА ПРИЕМ ПО ПРОБЛЕМЕ АЛКОГОЛИЗМА (ТОЛЬКО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ!)

 

Но сначала разберемся, что такое “воля”.

Первое значение слова воля, в целом, означает возможность распоряжаться собой, кем-то или чем-то. А второе значение — свободу этого распоряжения.

Понятие воли, таким образом, всегда сопряжено со свободой выбора.

Но широка ли у нас, в самом деле, свобода выбора, или, как это называется в философии, свобода воли?

Какова у нас свобода воли?

Мы можем не дышать пару минут, ну пять, ну, говорят, тренированный ныряльщик может не дышать десть минут. Все! На этом свобода выбора дышать или не дышать заканчивается. Если нам никто не сдавливает горло, более пяти минут мы не в состоянии сдерживать дыхание — мы рефлекторно сделаем вдох. И никакая “сила воли” нам не поможет! (А если нам сдавливают горло — это уже не акт свободного волеизволения, а совсем наоборот — акт насилия.)

Мы можем не пить воду. Но — если не находимся в Сахаре — сможем удержаться не более трех дней, дальше мы будем пить воду, и никакая сила нас не удержит, если вода есть в досягаемости. А если мы не пьем воду, потому что она отсутствует поблизости — это не акт свободного волеизволения — это нас к этому принуждают обстоятельства.

Мы можем не есть… Максимум дней сорок. Если же нет поблизости никакой пищи — ну дальше сами понимаете.

Итак, как мы заметили, наша свобода выбора в области физиологических потребностей весьма и весьма ограничена, узка. Но алкоголизм — это состояние организма, у которого алкоголь стал физиологической потребностью (когда имеет место, так называемая, физиологическая зависимость). Поэтому, если мы не можем остановиться в потреблении алкоголя — часто причиной тому бывает чистая физиология. Мы не можем себя ограничить в потреблении алкоголя, также как любой нормальный человек не может ограничивать себя в потреблении воды, и если вода есть поблизости и человек хочет пить — он будет пить! А алкоголь всегда есть поблизости, например, в палатке за углом дома. И деньги всегда можно найти, если ХОЧЕТСЯ.

Физиологическую зависимость от алкоголя, между прочим, можно легко “снять”. (И для этого вовсе не обязательно много платить. Если тяга к алкоголю в данный момент неодолима (такое состояние называется запоем) — лягте на недельку в наркологическую больницу (бесплатно, или дайте лечащему врачу сто долларов— и он сделает вообще все в лучшем виде).

Пробовали? Не помогло? Но ведь то состояние, которое принуждало Вас пить и пить — было “снято” за день - другой. Но потом все началось опять?

Правильно! Потому, что кроме физиологических потребностей у человека есть еще психологические, и, соответственно, алкогольная зависимость подразделяется на физиологическую и психологическую. И психологическую зависимость не “снять” с помощью таблеток, уколов и даже капельницы.

 

Но какова наша свобода воли в области психологических потребностей?

В области физиологических потребностей у человека эта свобода весьма узка. Как это говорится в психологии, рамки свободы выбора в области физиологии человека очень узки. Мы не можем произвольно, по своему желанию, ограничивать себя в таких физиологических потребностях как потребность дышать, пить воду, есть. Или, выражаясь в психоаналитических терминах, наше Эго, (попросту говоря наше "Я") не в состоянии контролировать глубинные бессознательные потребности инстинктивно–физиологического уровня. Главный инстинкт, или "основной инстинкт" (а "основной инстинкт" вовсе не половой), — инстинкт самосохранения — не позволяет нам нанести ущерб нашему телу, и этот инстинкт несоизмеримо сильнее нашего Эго .

А все, что мы называем свободным — исходит именно со стороны Эго (нашего "Я"). Когда мы говорим: "Это наша свободная воля," — то подразумеваем волю нашего Эго ("Я"). Инстинктивные же потребности, исходящие из глубин бессознательного, — ограничивают возможности "произвола" Эго, ограничивают его свободу.

 

 

Но все же, что такое "свобода воли"?

Под свободой воли мы подразумеваем способность нашего Эго ("Я") контролировать наше поведение. Мы говорим: "Я сделаю то-то", — и делаем то-то. Или говорим: "Я не буду делать это" — и не делаем это. Соответствие наших поступков нашим сознательным намерениям свидетельствует о том, что наше Эго в состоянии управлять нашим поведением и мы совершаем наши поступки в соответствии с нашим свободным волеизъявлением.

Самые простые волевые акты настолько привычны, что мы не обращаем на них внимания. Например, такое простое действие, как смахивание пылинки с рукава пиджака, с точки зрения психологии, является свободным волевым актом. Ведь мы могли бы этого и не делать, у нас был свободный выбор.

К таким же простым проявлениям свободы выбора относится такое простое действие, как переход улицы. Но уже здесь все оказывается значительно сложнее. Когда, при переходе улицы, мы останавливаемся на красном светофоре и ждем зеленого или перебегаем улицу, невзирая на все цвета светофора — это тоже волевой акт, соответствующий нашим волевым намерениям. Мы имеем свободу выбора соблюдать правила дорожного движения или не соблюдать. Несмотря на то, что мы привыкли нарушать правила дорожного движения — это не отбирает у нас свободы выбора, потому что нам известно о возможных последствиях нарушения этих правил. И переход улицы на красный свет является также актом свободного волеизъявления, несмотря на то, что мы не тратим никаких усилий на его совершение и наша воля здесь, вроде бы, не причем. И в этом случае у нас есть свободный выбор. Однако…

Под волей мы понимаем возможность свободно управлять нашими действиями. Воля проявляется там, где имеет место произвольность действия, т.е. когда мы можем что-либо делать или не делать. Однако, если мы решим с завтрашнего дня соблюдать правила дорожного движения, мы можем еще долго по привычке перебегать улицу на красный свет, лишь потом спохватываясь и коря себя, ведь мы "дали себе слово".

 

Что же такое привычка?

Если мы что-то делаем автоматически, не отдавая себе в этом отчета, мы называем это привычкой. Главный признак, характеризующий привычку — это инертность, когда мы решаем перестать что-либо делать по привычке, то еще долгое время продолжаем это делать по привычке. Однако привычки изменимы, если есть на то достаточное желание.

Сила привычки в ее автоматизме, то есть, когда мы продолжаем что-то совершать, наперекор нашему свободному сознательному выбору. Эту проблему всегда можно решить, если придумать какой-нибудь искусственный способ, препятствующий этому автоматизму. Например, в случае перебегания улицы на красный свет, если мы попросим кого-то (кто ходит с нами достаточно часто) одергивать нас за рукав всякий раз, когда мы, по привычке, намереваемся перебежать улицу, то со временем мы перестанем нарушать это правило дорожного движения, если, конечно, не передумаем.

Что в этом случае происходит?

Само действие, перебегание улицы на красный свет, — не является полностью сознательным, мы это делаем автоматически, по привычке. Тем не менее, привычка перебегать улицу на красный свет, все равно, есть результат выбора: мы можем волевым образом прекратить совершать эти действия. И если это не получится сразу самостоятельно, то можем прибегнуть к каким-то техникам напоминания.

Привычки устраняемы, потому что они не являются результатом наших влечений.

Курение же, например, вовсе не является "вредной привычкой", чем его считают многие (если конечно речь идет не об эпизодическом курении за компанию). Если вы выкуриваете обычно пачку в день и решите не покурить часов шесть — у вас появятся самые настоящие "ломки", вам ОЧЕНЬ захочется курить. (В том то и разница, ведь если вы, в течение шести часов, хотя бы разок, не перебежите улицу на красный свет, у вас, сидя дома, не возникнет же непреодолимое желание вскочить, выбежать на улицу и перебежать ее на красный свет разок–другой — а за сигаретами вы побежите). Дело здесь в том, что курение — не привычка, а зависимость. Но пока ясно уже, что зависимость отличается от привычки тем, что мы не можем по нашему выбору совершать какое-либо действие или не совершать. Если, мы что-то решили не делать по привычке, то можем еще продолжать это делать по инерции. Проблема здесь заключается лишь в том, что мы делаем это в результате только психологического автоматизма. Сигарету многие из нас тоже часто вынимают из пачки автоматически, по привычке, сами не отдавая себе в этом отчета. Однако, если мы попросим кого-то запрещать нам это делать (если мы решили не курить значительное время), "тяга" к курению, в конце концов, победит нас: мы либо "пошлем куда подальше" того, кто будет нам препятствовать закурить, или закурим в тайне от него.

 

Так в чем же разница между привычкой и зависимостью?

Привычка является систематически повторяющимся действием, которое мы совершаем автоматически (не задумываясь). Повторяемое действие, в момент его совершения, не осознается или осознается только частично. С привычкой бороться сложно, но вполне возможно, для этого лишь нужно иметь достаточную решимость и применять вспомогательные техники напоминания.

Корни привычки уходят в культурные традиции, в воспитание (если вы при ребенке систематически нарушаете правила дорожного движения, он будет поступать также, несмотря на то, что вы будете "внушать" ему обратное), в удобство (нам неудобно дожидаться, пока загорится зеленый свет), в стиль жизни (суета большого города делает "необходимым" нарушать правила дорожного движения).

Но привычка не имеет в себе глубоких бессознательных корней, поэтому от привычки (если это привычка, а не зависимость) избавиться достаточно просто, по крайней мере вполне возможно, и без помощи специалиста, например, психолога.

Итак, мы видим, что зависимость всегда подразумевает отсутствие свободы воли. Наше поведение в случае зависимости от чего-либо носит характер следствия, где причиной является то, от чего мы зависим.

Зависимость имеет глубокие бессознательные корни.

Разберем зависимость на примере алкоголизма — синдрома зависимости от алкоголя, как теперь выражаются врачи.

Вроде бы, мы видим налицо сходство признаков зависимости от алкоголя с просто привычкой:
Уходит ли традиция употреблять алкоголь в культурные традиции нашего общества? Без сомнения.
Влияет ли на формирование зависимости от алкоголя воспитание? Об этом знают все.
Является ли употребление алкоголя удобным? Конечно, я бы сказал комфортным (по крайней мере, на первых стадиях опьянения). К тому же спиртное везде и всегда можно купить, это очень удобно.
Является ли употребление алкоголя стилем жизни. Конечно! Даже не буду это комментировать, никто это не станет оспаривать.

Именно этими причинами большинство людей объясняет формирование алкоголизма. Так-то оно так, но корни алкоголизма гораздо глубже.

 

Так почему же алкоголизм не является привычкой?

Если алкоголизм- уже алкоголизм, т.е. непреодолимое влечение к алкоголю — это не привычка по той очевидной причине, что никакие техники не способны воспрепятствовать актуализации влечению к алкоголю (ничто не помешает выпить, "тяга" оказывается непреодолимой).

Суть здесь вовсе не в том, что человек пьет по привычке, т.е. вследствие выше перечисленных причин (хотя и это имеет место), а в том, что его неотвратимо, "загадочным" образом тянет к алкоголю, и он ничего не может с собой поделать, или же он напивается как-то вдруг, незаметно для самого себя, как бы "нечаянно".

Именно вследствие этой "загадочной", можно сказать "мистической", тяги к алкоголю, человек и не может управлять своими поступками, рамки его свободы воли очень узки.

Справиться с "тягой" к алкоголю при алкоголизме таким же образом, как с повторяемостью в случае привычки (с помощью техник напоминания), невозможно. Например, если жена человека с алкогольной зависимостью где-нибудь на вечеринке, когда он уже "хватил лишнего", будет дергать его за рукав — всем известно, чем это закончится. И никакая техника напоминания не поможет.

 

Что мешает человеку, страдающему алкоголизмом справиться с "тягой" к алкоголю?

Узость рамок свободы воли. "Тяга" — это влечение, влечение исходит из бессознательного, а бессознательное не подвластно нашему Эго. Дело не в том, что человеку, страдающему алкоголизмом, не хватает, так называемой "силы воли". А дело в том, что воля человека, свободный выбор человека вообще, не распространяется на влечения. А алкоголизм - это и есть влечение к алкоголю. Влечения — это позывы, сигналы, идущие из глубин бессознательного. Эти сигналы бессознательного, конечно, можно игнорировать, но только какое-то время... Но потом нам становиться невыносимо плохо, начинается депрессия.

 

Лекарство от депрессии (почему нам хорошо, когда нам хорошо или чертова рекомендация)

Депрессия - это психическое страдание, связанное с чувством неудовлетворенности, причины которого никогда не удается установить в точности самому человеку, переживающему депрессию. Очевидно, депрессия связана не с физиологической неудовлетворенностью (прежде всего, потребностью в воде или еде). Напротив, неудовлетворенные физиологические потребности (прежде всего голод), в некотором смысле, могут быть неким "лекарством" от депрессии. И рецепт такого "лекарства" известен исстари:

 

Возделай поле или сад,
Возьмись копать или мотыжить,
Замкни работы в тесный круг,
Найди в них удовлетворенье.
Всю жизнь кормись плодами рук,
Скотине следуя в смиренье.
Вставай с коровами чуть свет,
Потей и не стыдись навоза.

                                                Гете. Фауст

 

Такой совет дает Мефистофель доктору Фаусту, после того, как мог наблюдать попытку самоубийства Фауста. Мысли Фауста, описанные в начале этой лирической поэмы, не оставляют сомнений в том, что ее главный герой страдает депрессией. Именно депрессия толкнула внешне успешного профессора Фауста поднести к губам чашу с ядом. И именно депрессия побудила его совершить сделку с дьяволом. Фауста можно понять, потому что те муки, которые испытывает человек в состоянии депрессии, могут привести и к тому, чтобы продать душу черту (только бы она не болела). Но Фауст не смог принять лукавого совета черта "скотине следуя в смиренье, вставать с коровами чуть свет", потому что Фауст страдал не от голода, а от депрессии. Не примем этого совета и мы, а попытаемся разобраться, в том, что же не хватает человеку, когда он уже сыт.

Психологические потребности у человека существуют помимо физиологических по той простой (или вовсе не простой) причине, что человек наделен высокоразвитой психикой, и если кто-то предполагает "излечить" человека от психического страдания лишь при помощи одних таблеток - это говорит о его отношении к человеку, как существу более низшему.

В психологии существует много классификаций и систематизаций потребностей. Среди них одна из наиболее заслуживающих внимания (но не самая полная) - пирамида (иерархия) потребностей по Маслоу.

В основании пирамиды лежат физиологические (органические) потребности - без них мы не смогли бы просто физически существовать. Но только их нам недостаточно - все что выше, отличает нас от растений и примитивных животных (все высокоразвитые животные, начиная с крыс и мышей, обладают психологическими потребностями).
С физиологическими потребностями все относительно просто.

Во-первых, они абсолютно непреодолимы: мы не можем игнорировать их дольше, чем определено природой.

Во-вторых, они не замещаемы: мы не можем вместо потребности в воде дышать или вместо потребности в воздухе - есть.

 

В чем особенность психологических потребностей?

Во-первых, психологические потребности относительно преодолимы в очень значительной степени, несоизмеримой с физиологическими, можно сказать, что все психологические потребности условно преодолимы (но, конечно, не все сразу одновременно).

В частности, потребность в любви может не реализоваться в должной мере. Человек, лишенный необходимой ему потребности в любви, конечно, не умрет (хотя и впадет в депрессию).

Во-вторых, психологические потребности замещаемы. Например, нереализованная потребность любить и быть любимым может замещаться потребностью властвовать и подчинять себе (этой потребности у Маслоу нет в явной форме, но она имплицитно, как составляющая, содержится в потребности в уважении и почитании). Дефицитарность одной потребности восполняется реализацией другой.

Более того, психологические потребности могут замещаться физиологическими (а физиологические психологическими - никогда; как говорится, соловья баснями не кормят).

 

Окончание >>>

 

Консультация психотерапевта, психоаналитика.

 

 

 

г. Москва, улица Косыгина, 13, подъезд 5 (м. Воробьевы горы, м. Ленинский проспект) Схема проезда.

Телефоны: (495) 741-17-49, (925) 859-11-45

E-mail: yaroslav@psychoanalyse.ru

Яндекс цитирования Размещено в dmoz (ODP)

Сотрудничество и реклама на сайте.

Москва 2004-2015 : YaYu   @